Category: лытдыбр

Музыкальное чтиво. Выпуск №1. Moby: Саундтрек моей жизни


Да, вы всё правильно поняли. Мне уже мало альбомов, рецензий, концертов и документалок о личностях мира музыки. Я вплотную берусь за книги. Упорно иду к тому, чтобы узнать всё о музыкантах, что мне интересны. И потому в бложике будет новая рубрика, в которой я буду карапулить отзывы на эти книги. Максимально банальное название и очень редкая периодичность (читаю каждый день, но по одной главе, в пределах 10 страниц). В первом выпуске рассказ пойдёт о книге, из-за которой и стало возможным такое моё увлечение. Я просто гулял по книжному магазину в обл.центре, что в 80 километрах от моего дома, не собираясь ничего покупать, как увидел в уголке "Биографии, мемуары" это знакомое, любимое имя. Взял в руки, подержал, помотал, поставил назад. Думаю, пока есть что читать, зачем тратиться. Но потом я вернулся домой и начал себя корить: а вдруг купит кто-то другой? Ходил пару недель, переживал, а потом вернулся и забрал. И с ней ещё парочку, художественной направленности. Теперь читаю параллельно две – одну про музыкантов, вторую про любофф. Чтобы вы понимали, все книги, о которых я напишу, будут купленные на мои честно заработанные деньги.

Сначала о названии. Словосочетание "саундтрек моей жизни" за последние годы обрело устойчивый статус, стало в некотором роде фразеологизмом XXI века. Зачем неординарному человеку и музыканту понадобилось выносить замыленное выражение в название, я не мог понять совершенно. Потом начал читать книгу и подумал, что он, возможно, имел в виду не тот саундтрек, который подразумевают люди, и даже в этом плане сохранил своё остроумие. Но ответ оказался куда проще: в оригинале книга называется Porcelain: A Memoir и имеет вот такую обложку. Оказывается, не только названия фильмов перевирают для того, чтобы обратить людское внимание на искусство. Как известно, 'Porcelain' – одна из лучших, знаковых песен Моби, в переводе – фарфоровый, хрупкий, изящный. Причём в самом тексте этого слова нет. "Хрупкие мемуары" – куда более подходящее название, чем фуфлыжный "Саундтрек моей жизни". Так что пусть русскоязычное название вас не пугает.

Книга является чистой автобиографией, написанной без привлечения сторонних авторов. Для Моби это первая проба пера, до того он писал только музыку и тексты к собственным песням. В послесловии автор признаётся, что был бы рад просто надиктовать истории из жизни профессиональному писателю, который сформировал бы из этого топ-мемуары, но статус потомка великого Германа Мелвилла (благодаря которому он и получил свой псевдоним) не позволил ему этого сделать. При чтении почти не ощущаешь того, что всё это писал непрофессионал. Талантливый человек талантлив во всём. Возможно, здесь нет каких-то хитрых художественных ходов и залихватских средств выражения, но со сквозным сюжетом и построением повествования внутри глав – полный порядок. Ричард (хотя в книге его так никто ни разу не называет – только Моби или просто "Мо") явно знал заранее, какие события достойны того, чтобы стать основой для биографии и подчеркнуть те неурядицы, что происходили с ним в зачине карьеры. Книга описывает события, произошедшие в период с 1989 по 1999 год (плюс вступление из 1976). Для того, чтобы вы поняли всю полноту жизненных перипетий автора, достаточно описать его состояния на полюсах повествования. 1989 год – только недавно обретший самостоятельность, начинающий музыкант, практически бомж (живёт на фабрике в четырёх стенах, собранных из картона собственными руками), противник алкоголя, христианин, вегетарианец. 1999 год – человек, который не верит в себя, собирается закончить музыкальную карьеру, пьёт и трахается с малознакомыми женщинами каждый второй день. Совершенно одинокий и не видящий смысла в собственном существовании. А между этим – несколько альбомов и, главное, синглов, сделавших его одним из самых узнаваемых электронных музыкантов в мире.

Буквально с первых страниц поражает память автора. Настоящей фишкой книги стало то, как сочно и виртуозно он описывает комнаты, бары, клубы и улицы, где ему приходилось жить и работать. Каждый из нас может вспомнить, какой постер висел у нас над кроватью в 10 лет, но помнить, например, запах мостовой, когда ты 25 лет назад возвращался с работы домой – нечто уникальное. Моби с особой щепетильностью вспоминает каждую мельчайшую деталь, что происходила с ним в те дни, которые оказались достойны быть упомянутыми в мемуарах. На сюжет в целом они никак не влияют, но со временем обретают такую силу, что уже сам не понимаешь, в чём же тут сюжетная основа – в вечеринках и концертах или наркоманах, торчащих возле клубов и пытающихся втюхать проходящим людям всё, что смогли украсть за день. В словах Моби город будто оживает, становится живым организмом со своими сильными сторонами и болячками. И естественно, эпицентром дневных скитаний и бурной ночной жизни является сам Ричард. Очень откровенный и очень простой, не ищущий оправданий всем ужасным вещам, которые он совершал в те годы. Он как на ладони перед читателем. Думаю, писать автобиографии можно только с таким настроем.

Одна вещь покоробила восприятие от книги. То, что здесь мало, собственно, музыки. Конечно, Моби постоянно описывает работу – сеты, концерты и гастроли – но вот непосредственно рассказов о записи песен не так-то много. Вроде бы, три или четыре главы. И потому эти маленькие кусочки, рассыпанные в богатой биографии ди-джея, особенно ценны. То, как записывался культовый трек 'Go', один из моих самых любимых моментов книги. Мы-то все, челядь, думаем, что Шедевры создаются в тяжёлых муках, годами, с потом и кровью, но Моби смело признаётся, что это не всегда так. Написал одну часть – сел, поел пиццы. Обработал сэмплик – пошёл смотреть серию "Симпсонов". Дописал клавишные и духовые – поехал на работу. Вернулся, дописал вокал, отправил демо на лейбл. Всё чинно и спокойно. А спустя какую-то неделю тебя приглашают во все точки мира, ждут на Top of the Pops и с ошибкой печатают псевдоним на первой полосе главных газет Америки.

Возможно, первую и половину второй части книги (приблизительно 20 глав) читать будет тяжело из-за насыщенности имён собственных. Как названий песен, так и псевдонимов (или реальных имён) ди-джеев того времени. Я же, прекрасно знающий американскую хаус-сцену начала девяностых, будто оказался в своей стихии. Ларри Леван, Фрэнки Наклз, Дэнни Теналья, Джуниор Васкес, Дейв Моралес, Тони Хамфриз... Я люблю их всех. Читая те страницы, на которых Мо пересекался с прославленными хаус-творцами, просто млел от счастья. Переносился в ту эпоху будто по щелчку пальцев. И потому очень хорошо понимал всё написанное, до мельчайших подробностей. В книге упоминается более сотни различных композиций (не только электронных), и Моби любезно сделал для потенциальных читателей компиляцию, на которой свёл самые яркие из оных. Прослушать их до прочтения – обязательная опция. А вообще я подумал сделать сборник, в котором соберу абсолютно все упомянутые за 400 страниц треки. Вот это будет правда "Саундтрек моей жизни". То есть музыка, окружавшая автора в самые памятные моменты его течения по волнам судьбы.

Оценку ставить не буду, но когда книг в рубрике окажется приличное количество, сделаю что-то вроде топа. Там и сравним. А закончу рандомным абзацем из любимой главы. В ней Моби впервые даёт сет в свингер-клубе.

Еще там был четвертый матрас, и пятый, и шестой, и на всех шли апатичные занятия сексом. Я никогда раньше не видел публичного секса. Я и приватного-то секса почти не видел. В течение большей части жизни, занимаясь любовью, я очень стыдился и был совершенно уверен, что делаю все неправильно и гневлю Бога. Секс, который сейчас был перед моими глазами, не казался извращенным. В нем не было никакого энтузиазма или страсти. Люди, занимавшиеся сексом, выглядели безжизненными, как и те, кто за ними наблюдал. В лофте было много ароматических свечей и благовоний; если закрыть глаза, могло показаться, что ты в каком-нибудь свечном магазинчике распродаж. Я ожидал, что секс-клуб будет угрожающим, развратным, искушающим местом. Но происходящее больше напоминало обеденный перерыв у особенно озабоченных сотрудников Министерства транспорта.

Карапуля. Foals - Everything Not Saved Will Be Lost – Part 2


О первой части писал здесь.

Ну и грех будет не прорекламировать одного из лучших русских музыкальных ютуберов, вот его рецензия на альбом.

Я и тогда написал немного, а сейчас вообще делаю пост скорее для галочки. Написал о первой части – нужно отметить и выход второй. И отметить отнюдь не радостным залпом в небо, а просто как факт. Не подумайте, что альбом плох, речь не об этом. Я просто так и не понял, зачем надо было делать два CD с промежутком в полгода, а не разом выпустить двойной CD. Такая концепция невольно заставляет сравнивать части между собой, и у меня не появилось ни одной мысли, чем вторая может приглянуться больше мартовской. Если 'Part 1' подразумевал некоторую глобальную идею и был выстроен как настоящий лонгплей с хитовыми точками экстремума, то вторая часть оказалась намного спокойней, ровней, с полным отсутствием потенциальных хитов. За несколько прослушиваний смог выделить для себя только 'Like Lightning', и то, скорее из-за того, что звучание сильно похоже на The Black Keys.

Если же не анализировать сам эксперимент, то перед нами 2 интерлюдии и 8 вполне бодрых треков, что вполне выгодно представляют группу на фоне остальных современных альтернатив и инди-рок команд. Работой Foals в этом году я доволен полностью, альбому 7,0.

Карапуля. Laurie Anderson, Tenzin Choegyal & Jesse Paris Smith - Songs From The Bardo


Удивительным образом на некоторых сайтах можно прочесть информацию о том, что это сольник Лори. Люди, видимо, забыли дома контактные линзы, ведь даже на обложке выведены белым по-чёрному имена всех трёх музыкантов.

Начать надо с того, что я не считаю художественную декламацию стилем музыки. Она-то в принципе им и не считается, но с тех пор, как на музыкальных сайтах появился тег 'spoken word', начались споры. Мне бы было понятней, если б для подобного творчества придумали отдельный термин, но на нет и суда нет. Самым известным альбомом в данном направлении на русском языке можно назвать 'Разинримилев', но учитывая, какие люди были там задействованы, всё же авангардный джаз больше подойдёт как основной тег. Не очень понравился. Что же касается записей на английском, я послушал их уже достаточно, чтобы понять – не моё. Будь то мастодонты типа Патти Смит или новички вроде Фелисии Аткинсон, результат один и тот же. Моё знание языка не оптимально, и я просто не успеваю укладывать в разуме все те смыслы и бесконечные метафоры, что артисты грамотно встраивают в свою прозу. Если в других жанрах есть за что зацепиться кроме лирики, то здесь ни единого шанса. Однако 2019-ый принёс мне приятное открытие, и сейчас я попробую объяснить, в чём сюрприз.

Итак, над альбомом работали: Лори Андерсон (скрипка и декламация) – королева экспериментальной музыки, ещё с восьмидесятых годов, Тензин Чогьял (бэки) – тибетский певец, выступающий с концертами по всему миру, и Джесси Пэрис Смит (пианино, гонг, бэки) – дочь Патти Смит, мультиинструменталист. В качестве сессионных музыкантов работали Рубин Кодели (виолончель) и Шазад Исмаили (перкуссия). Как видите, не очень много инструментов, но вы ещё больше удивитесь, когда начнёте слушать альбом. Основной музыкальный мотив здесь – тихий звук, если не сказать отголосок, гонга. В этом плане 'Songs From The Bardo' очень сильно напомнил неординарный фильм "Блю" Дерека Джармена (текст), там тоже активно использовались эффекты с там-тамом. Весь лонгплей, растянутый на добрые 78 минут, это чтение Лори высокодуховной прозы, периодически прерывающееся вокализами Тензина и Джесси. Казалось бы, с моим отношением к жанру прослушивание превратится в бесконечное мучение, но произошло чудо. По всей видимости, мне впервые попался исполнитель, рассказы которого готов слушать часами. Конечно, за два полных прогона я не понял и 10 процентов того, о чём тут говорится, но для ощущения нирваны и полного единения с музыкантами хватило и этого. Лори Андерсон просто глыба, фантастическая женщина. Этот альбом заставил меня задуматься о том, что есть художественная декламация, пересмотреть отношение к ней. Это очень дорогого стоит. У меня остаётся всё меньше и меньше музыкальных жанров, что ассоциируются с грубым ярлыком "немузыка".

Просто посмотрите на это прекрасное фото. Если внутри ничего не щёлкнет, вряд ли вам стоит связываться с такой музыкой.


Моя оценка – 7,5. Один из самых необычных альбомов, что попадал в мои руки.

Выборка Band Apart. Лучшие дебюты XXI века. Моя версия


Я отсмотрел 30 кинодебютов нашего века не просто так, а чтобы более компетентно подойти к этому топу. Наше синефильское сообщество совместными усилиями выбирает, кто же из современников дебютировал в игровом кино лучше всех в XXI веке. Условие одно – чтобы первый полнометражный фильм (короткий и средний метр, анимация, документалистика, а также телефильмы не в счёт) режиссёра вышел на экраны не ранее 2000 года. Итак, моя версия ниже. Все представители топа размещены внутри 3 категорий от лучшего к менее лучшему, внутри них – алфавитный порядок.

I
500 дней лета | (500) Days of Summer | Марк Уэбб | 2009
Девять королев | Nueve reinas | Фабиан Бьелински | 2000
Донни Дарко | Donnie Darko | Ричард Келли | 2001
Реальная любовь | Love Actually | Ричард Кёртис | 2003
Сука-любовь | Amores perros | Алехандро Гонсалес Иньярриту | 2000

II
В спальне | In the Bedroom | Тодд Филд | 2001
Возвращение | Андрей Звягинцев | 2003
Дом из песка и тумана | House of Sand and Fog | Вадим Перельман | 2003
Залечь на дно в Брюгге | In Bruges | Мартин МакДона | 2007
Костяной томагавк | Bone Tomahawk | С. Крэйг Залер | 2015
Лекарство от меланхолии | Medicine for Melancholy | Барри Дженкинс | 2008
Мечты о Калифорнии | California Dreamin' (Nesfarsit) | Кристиан Немеску | 2007
Можешь рассчитывать на меня | You Can Count on Me | Кеннет Лонерган | 2000
Последний король Шотландии | The Last King of Scotland | Кевин Макдональд | 2006
Хористы | Les Choristes | Кристоф Барратье | 2004

III
11:14 | Грег Маркс | 2003
Аджами | Ajami | Скандер Копти, Ярон Шани | 2009
Влюбись в меня, если осмелишься | Jeux d'enfants | Ян Самюэль | 2003
Второй шанс | Danny Collins | Дэн Фогельман | 2014
Копенгаген | Copenhagen | Марк Расо | 2014
Луна 2112 | Moon | Дункан Джонс | 2009
Очень тёмные времена | Super Dark Times | Кевин Филлипс | 2017
Подарок | The Gift | Джоэл Эдгертон | 2015
Посланник | The Messenger | Орен Муверман | 2009
Почти семнадцать | The Edge of Seventeen | Келли Фрэмон | 2016
Слон сидит спокойно | Da xiang xi di er zuo | Ху Бо | 2018
Субмарина | Submarine | Ричард Айоади | 2010
Убойные каникулы | Tucker and Dale vs Evil | Илай Крэйг | 2010
Чикаго | Chicago | Роб Маршалл | 2002
Я просто люблю тебя | Tada, kimi wo aishiteru | Такэхико Синдзё | 2006

Когда будет готова окончательная версия списка, я размещу её также отдельным постом.

Карапуля. Strange Ranger - Remembering the Rockets



Ну разве мне могла не понравиться группа, у которой есть такое фото?))



Скажу честно, до сегодняшнего дня не слышал ни одной песни Strange Ranger и кроме самых общих фактов ничего о них не знал. Как следствие, рассказать википедийную часть не могу, перейду сразу к делу. Начиная знакомство с альбомом 'Remembering the Rockets', я вспомнил о тех уникумах, которые cчитают своё свободное время слишком драгоценным, а вкус столь идеальным, что делают выводы о лонгплее по одному треку. То есть: включил – не зацепила песенка-интро – выключил. У них всех есть шанс поломать зубы об эту запись, поскольку начинается диск с 'Leona' – трека нарочито простого, сыгранного на двух аккордах, даже какого-то детского. Лирика под стать – совершенно без острых углов. Я и сам было подумал, что передо мной очередной образчик вялопиписечного инди-рока, копирующего по форме лучших представителей нулевых, но не тут-то было. Второй трек, 'Sunday', даёт понять, что всё очень серьёзно, а такой зачин был лишь шуткой. Атмосфера бунтарской романтики начала пропитывать каждую клетку моего тела, а в воспоминаниях на мгновение отозвался день, когда я первый раз услышал Cure'овскую 'Just Like Heaven'. Величайшую из песен. Ох, что за день был... Для усиления эффекта сделал колонки погромче (очень хороший знак), а когда песня закончилась хотел вернуть индикатор назад... но этого уже не понадобилось. Больше шуток филадельфийская команда себе не позволила (не считать же таковыми короткие интерлюдии в количестве трёх штук). А уж когда на пятом треке зазвучал лёгкий как пушинка женский вокал... Я просто растаял.

Совершенно прекрасный альбом, вдохновлённый, помимо Смита, героями золотой эпохи шугейза и современными эмбиэнт-творцами типа Дэниэла Лопатина. Ни в одной из песен электроника не выпячивается на передний план, но постоянное присутствие синтезатора и микшерной консоли делает гитарный звук намного сочнее и приятнее для требовательного меломанского уха. Моя оценка – 8,5.