alex_mclydy (alex_mclydy) wrote,
alex_mclydy
alex_mclydy

Categories:

Рецензия №39. Страх и ненависть в Лас-Вегасе (Fear and Loathing in Las Vegas, 1998)

Культ на максималках
— Ладно, я одолжу тебе денег. Давай выйдем и посмотрим, сколько у нас осталось.
— А мы сможем выйти?
— Ну … зависит от того, до скольких человек мы доебёмся по пути отсюда до выхода. Ты хочешь выйти по-тихому?

(Рауль Дьюк и его адвокат)

“Обречённый на то, чтобы стать культовым” – такая ассоциация всплывает в уме первой, когда вспоминаешь об этом фильме. Только бог знает о том, насколько (не)удачной оказалась бы экранизация Алекса Кокса, который первым проявил интерес к одиозной книге Хантера Томпсона, но в руках проверенного временем мастера Терри Гиллиама, ни один проект которого нельзя назвать мирским, материал обещал стать бомбой. Основанный на реальных событиях из жизни Томпсона роман получил лучшего режиссёра. Писатель активно помогал на съёмочной площадке как Гиллиаму, так и исполнителю главной роли Джонни Деппу отнюдь не из-за денег (в прокате фильм ждал провал), а прежде всего ради зрителей, которых ожидало зрелище столь сумасшедшее, что почва могла уйти из-под ног даже у самых прожжённых (читай: прокуренных). И спустя годы можно смело заявить, что на своём месте в истории кино он обосновался довольно прочно.

Основной проблемой Гиллиама было то, что ахинея, творящаяся чуть менее, чем на всём протяжении романа, была не самой лучшей основой для сценария. Не будет далёк от правды тот факт, что Томпсон не раз забрасывал написание книги и делал “передышки” на поиски вдохновения посредством двух-трёх косячков. История из эпизодов, не связанных логически, а порой даже хронологически, перемежёвывающаяся с наркофилософией о поисках Американской мечты, могла иметь разные адаптации. Однако там, где иной режиссёр взвыл бы от количества палок в колёсах, Гиллиам отыскал сплошные плюсы и огромный простор для творчества. Если в своих предыдущих проектах он был вынужден выстраивать особенности мироздания согласно сюжету и задаваемым целям, то тут они организуются будто сами по себе. И приобретённые знания об антиутопиях очень пригодились. Цивилизация фильма обыденна, мир плосок, но в головах главных героев разворачиваются ещё те антиутопии, позволяющие из раза в раз наделять кадр чисто гиллиамовскими фишками. Яркие цвета ночью, чуть приглушённые днём, обилие красного и оранжевого, а также камера, находящаяся под углом – все его уловки будто были созданы для романизации наркоманов в глазах зрителя. Экстравагантной парочке Дьюка и Гонзо симпатизируешь с первых же кадров, и спонтанное мнение о том, что перед нами самая милая экранизация наркоманских похождений крепнет с каждой минутой просмотра.

Кажется, что в поисках цельности режиссёр концентрируется на комедийной составляющей и полностью отталкивает философскую часть романа, но это совсем не так. Пишущая машинка Дьюка – единственная вещь, которая весь фильм работает исправно – это наш проводник в мир грёз и изумлений. Обратите внимание на то, как меняется кадр, когда нашему герою приспичивает поработать: звуки стихают, исчезают тени, сбавляет децибелы закадровый голос. Гиллиам даёт зрителю жирную подсказку о том, что мораль здесь всё-таки есть, было б только желание её распознавать. Но стоит воспользоваться поисковыми системами в целях обнаружения мелких нарезок и эпизодов, как перед глазами начнут мелькать разбитый грейпфрут, “эфировая” походка и сапоги. Отрицать глупо – рассмешить публику в этот раз оказалось легче простого, грех было не воспользоваться возможностью. И в воспринимании фильма только как комедии нет ничего зазорного. Тем более, что отечественному зрителю от того, найдут герои Американскую мечту или нет? С другой стороны, есть тут ещё одна подсказка, уже со стороны мистера Томпсона, царство ему небесное. Возможно, “страх и ненависть” действительно лишь надпись на плакате, да случайно вымолвленная фраза, но вдумайтесь: какие чувства преобладали главными героями после того, как они ворвались на Большой Красной Акуле в Город греха? Часто ли они улыбались, смеялись? Хотели ли бы вы сами оказаться на их месте, если бы багажник Акулы не был наполнен всем тем, о чём толкует нам в самом известном монологе Дьюк? И самое главное – был ли у них выбор совместить приятное с полезным как-то иначе? Согласитесь, улыбка сходит с лица сама по себе, когда осознаёшь истинные мотивы написанного и снятого.

К просмотру существуют рекомендации разной степени тяжести, от обычных горячительных напитков до употребления наркотиков в том же порядке, в котором они отправляются в различные отверстия героев. Но совершенно ясно и то, что если принципы не позволяют выпить даже пива – смысл никуда от вас не уйдёт. “Страх и ненависть в Лас-Вегасе” получился фильмом для куда более широкой публики, чем задумывал Хантер Томпсон. Абсолютная разнузданность писателя, помноженная на большой профессионализм и предельную деликатность режиссёра, а также присыпанная проникновенной игрой актёров создала замечательный коктейль, который оказался по вкусу не только отпетым торчкам, но и обычным ценителям прекрасного. Слишком всерьёз воспринимать не стоит, слишком просто – тоже. А чего нельзя забывать, так это того, что тут живёт Искусство, а не наркомания.










Оценка: 8 из 10.
Tags: Бенисио Дель Торо, Джонни Депп, Терри Гиллиам, рецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments