alex_mclydy (alex_mclydy) wrote,
alex_mclydy
alex_mclydy

Categories:

Музыкальное чтиво. Выпуск №18. Slash: Демоны рок-н-ролла в моей голове


Слэша невозможно назвать "героем второго плана". Где бы и с кем он не играл, его харизма и профессиональные способности всегда могли затмить человека у микрофона. Как бы Аксель не рвал глотку и какие ноты не вытягивал, на всех этапах развития Guns N' Roses у них со Слэшем было примерно одинаковое количество поклонников. Слэш – не просто гитарист. Слэш – образ, влюбляющий в себя в два счёта, а также автор стихов и музыки к многим большим хитам великой группы. Плюс он всегда любил публичные мероприятия, нередко представляя на них GNR. И если Аксель своими постоянными выходками и скандалами в прессе создал себе негативный имидж, то Слэш, всегда уверенно державшийся на сцене, скорее наоборот – проявлял характер человека, на котором всё держится. Я не слишком хорошо знаю историю GNR, и познакомиться с ней посредством этой книги посчитал идеальным вариантом. Увидеть всё глазами человека, который всегда был мне симпатичен, куда интереснее, чем читать произведения от сторонних лиц или лидера, периодически путающего берега. Книга вышла в 2007-ом, когда Слэш уже не был частью GNR (и ещё не вернулся назад) и только-только выпустил с Velvet Revolver второй студийник. Музыканту тогда было 42 года, из которых 26 он провёл на сцене. На русский язык книга была переведена в 2020-ом издательством "Бомбора". Информация в прологе настолько устарела, что редактору понадобилось делать сноски, поясняя временные промежутки.

В оригинале книга называется просто Slash, про демонов додумали наши ребятки. Не худшее название, стоит признать. Написал автобиографию Слэш не в одиночку, а с помощью Энтони Боццы, журналиста и рецензента из Rolling Stone. На момент начала их совместной работы уже была издана книга Томми Ли, друга Слаша, соавтором которой также был Боцца. Она хорошо продавалась и в целом смогла впечатлить Слэша. Появился человек, который редактировал рок-н-ролльные байки со своим стилем, ему можно было довериться. Впоследствии Боцца поработал ещё над десятком книг, в которых темой для обсуждения являлись не только рок-будни, но и жизни эмигрантов и комиков. Помимо текста в книге присутствует масса редких и не очень фотографий. Все они появляются параллельно описанию происходящих на них событий.

Повествование имеет стандартную форму: детство, первая гитара, первая группа, долгий путь наверх, успех, драма, катарсис. За все отступления от хронологической последовательности Слэш чуть ли не извиняется, постоянно приговаривая: "Поговорим об этом позже". Постепенно рассказывая свою историю, Слэш формирует образ уже не артиста, а простого человека. И этот образ едва ли будет отличаться от того, что вы могли бы себе нарисовать, судя по интервью и выступлениям. Очень спокойно и рассудительно он рассказывает и о первой краже, и о первом приходе, и о первом концерте перед залом с пятизначным числом слушателей. Истерить и психовать – не его метод. Поражает то, какими обычными из уст Слэша выглядят ужасные, по сути своей, вещи. Уровень экспрессии не подскакивает вверх даже когда идёт рассказ о друге, который умер на руках Слэша от передозировки. Лишь иногда автор пытается нагнать немного жути, говоря что-то типа: "Вот тогда мне было плохо, но это ничто по сравнению с тем, что было дальше". А "то", как вы уже догадались, это первая половина девяностых, ознаменованная развалом оригинального состава GNR. И к моменту, когда самый сложный жизненный период наступает, читатель уже приходит подготовленным. "Если такие цветочки, что ж там будут за ягодки", – приговариваешь сам себе, добираясь до финальных глав. Но и о времени, переполненном кровью, наркотиками и алкоголем, Слэш рассказывает без особого напряжения. Он рад, что всё это уже в прошлом.

Книга соткана из сотен, если не тысяч мелких историй. Языком Слэша все они сплетаются в одну большую, хотя здесь минимум действительно крупных событий, которым бы он хотел посвятить хотя бы 2-3 страницы. Слэш понимает, что ему едва ли дано с остротой и чувством юмора описать какие-то конкретные дни или месяцы своей жизни. У него нет желания что-то приукрасить, абсолютизировать или же романтизировать собственные действия и поступки. Зато он прекрасно понимает, какой "материал" в его распоряжении. Каждая жизнь уникальна, но жизнь рок-звезды на стыке 80-90-ых уникальна вдвойне. И он спокойно пользуется своими воспоминаниями, дабы составить для читателя цельное представление не только о своей личности, но и о времени, быте и состоянии GNR в конкретный момент. Постепенно повествование затягивает, потому что, видя мир глазами автора, ты будто оказываешься на американских горках. Бесконечная череда взлётов и падений, побед и поражений, подвигов и разложения на социальном дне. Слэша не получится назвать хорошим писателем или даже рассказчиком, но ему это и не нужно. Жизнь всё написала за него, а руки автора – лишь проводник.

Следует выделить три темы, на которых сконцентрировано больше всего внимания. Первая, предсказуемо, отношения с Акселем. Его так много в этой книге, что порой кажется, а не сам ли он был редактором (на тот момент Слэш с ним даже не разговаривал). Честно, не самая приятная часть книги. Если судить по написанному, при всей моей любви, мистера Роуза очень часто хочется ударить чем-то тяжёлым по голове. Ну не может быть взрослый мужик таким глупым! Слэш прямо признаётся, что о некоторых вещах у Акселя альтернативное представление, не имеющее ничего общего с реальным положением вещей (например, вокалист на КАЖДОЕ выступление опаздывал на час или два: думал, что от ожидания концерта люди в толпе получают не меньшее удовольствие, чем от самого шоу). Сам главный герой тоже порой не отстаёт от своего фронтмена, забывая о морали и главных человеческих ценностях. Вторая тема – алкоголь и наркотики, которые здесь друг друга буквально чередуют. Когда Слэш принимает, он не бухает. Когда перестаёт принимать, начинает бухать. Вот и всё краткое содержание книги, хе-хе. История падения заканчивается лишь с моментом рождения сына. Тогда Слэш осознал, что пора завязывать. Сама книга едва ли появилась бы, если б не этот факт. Третья тема – секс. Вы не увидите здесь рассказов о бурно проведённых ночах, зато познакомитесь с огромной кучей из женских имён, с которыми у автора что-то было. И некоторые барышни оставили на сердце Слэша заметный отпечаток, который чувствуется даже через года. Жаль, но музыка в эту тройку никак не попадает. Зачастую информация ограничена тем, кто и при каких обстоятельствах писал стихи и музыку к конкретной песне, а также сколько времени это продолжалось/записывалось/перерабатывалось. Склокам внутри GNR посвящено намного больше абзацев, чем созданию их хитов.

Книга не оставит равнодушными всех поклонников рока восьмидесятых, потому что помимо групп, в которых играл Слэш, здесь фигурируют очень многие герои того поколения. Создаётся полная картина отношений музыкантов внутри разных жанров того времени, дух эпохи передан неплохо. Всем поклонникам GNR книгу прочитать необходимо, потому что тут вы найдёте ответы на все вопросы, которые терзали вас годами (если в других источниках вы ответа так и не нашли). Для обычных же читателей рок-мемуаров книга может показаться суховатой и лишённой какой-то изюминки. С ними можно согласиться, но едва ли сам Слэш ожидал какого-то сильного внимания к этой автобиографии. А вот функция самоочищения была на первом плане. Судя по тому, что кучерявый дядя в цилиндре до сих пор на коне, писательский опыт помог ему правильно расставить приоритеты в будущем.

И вот сижу я один, а мой лучший друг Тодд лежит в ванне у меня на руках. Я запаниковал. У меня самого раньше был передоз, но я никогда ещё не откачивал никого с передозом. Я делал всё, что мог, чтобы держать его в сознании. А сам был в замешательстве, потому что знал. что принял вдвое больше Тодда и даже кайфа от этого не получил. Я начал думать, что ещё такого он принял, о чём я не знаю. И понятия не имел, что, чёрт побери, мне делать. Вдруг Тодд пришёл в себя: он был в полубессознательном состоянии, он дышал, и на несколько мгновений его глаза, казалось, сфокусировались на мне и окружающем пространстве. Его дыхание стало ровным, и мне наконец стало легче. Я вытер его и уложил в постель.

Я сидел рядом с ним, смотрел за тем, как он дышит, и звонил нашим общим друзьям, чтобы рассказать, что случилось, в попытке успокоиться самому. Ещё я позвонил единственному человеку, которого достаточно хорошо знал в Нью-Йорке и которому доверял, – девушке по имени Шелли, работающей в компании ICM с Биллом Элсоном. Пока я разговаривал с Шелли, внимательно наблюдая за Тоддом, он вдруг перестал дышать. Я уронил телефон, поднял Тодда с подушки, стал трясти его и бить по лицу. В отчаянии я стал колотить его по груди, но он не приходил в себя. Я позвонил в Службу Спасения, облил его водой, но это не помогло. Тодд, которому тогда был 21 год, умирал прямо у меня на руках. Меня захлестнули все возможные эмоции: страх, паника, тревога... И где, чёрт возьми, болтаются эти врачи?
Tags: Музыкальное чтиво
Subscribe

  • Карапуля. Jake Bugg - Saturday Night, Sunday Morning

    Послушал дискографию Джейка Багга. Эмоций много, но осмыслить их тяжело. На фоне всех молодых исполнителей (будем считать до 30 лет) Джейк…

  • Карапуля. Musk Ox - Inheritance

    Планы написать много Карапуль за месяц снова порушились. Один день остался, да и сейчас особо нет времени и сил. Просмотрев список прослушанных…

  • Карапуля. Durand Jones & The Indications - Private Space

    История группы начинается в 2012 году, когда певец Дюран Джонс, барабанщик Арон Фрейзер и гитарист Блейк Рейн встретились и, основываясь на своей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments