alex_mclydy (alex_mclydy) wrote,
alex_mclydy
alex_mclydy

Category:

Рецензия №26. Бумажная луна (Paper Moon, 1973)


Сигарета и радиоприёмник, вещающий передачи средней степени аморальности, были лучшими подругами юной Эдди, пока её горе-мамаша проводила ночи в кабаках, а рассветы встречала во всё новых и новых постелях. Дни, похожие друг на друга как две капли воды, менялись без спешки и ни несли никаких забот. Однако возник риск лишиться даже этих небольших прелестей жизни после того, как наша героиня осталась совсем одна. На похоронах, в поминальной толпе, среди барышень почтенного возраста, странным образом затесался некто Моуз Прей. То, что он знал усопшую, не требовало доказательств (мало кто из мужчин не успел с ней “познакомиться” в маленьком городишке), а вот факт того, что его подбородок – один в один как у Эдди, навёл кладбищенских зевак на странные мысли. Окончательно подкосил Моуза тот факт, что та единственная, кому небезразлична жизнь малышки – тётя Билли, живёт в том штате, куда он направлялся изначально. Отговоркам не место, и в руки афериста, представляющегося всем служителем Бога, попадает наша героиня, которую где-то далеко ждёт тёплая постель и кусочек пирога. Выпрошенные шантажом 200 долларов у родственника убийц мамы Эдди служат неплохим утешением для прирождённого одиночки вплоть до того момента, пока не по годам смышлёная девочка не требует их назад и наотрез отказывается ехать к тёте. С предполагаемым папой посреди равнин и степей будет куда интересней, чем сидя за пианино в уютном доме. Там ведь даже покурить не дадут…










Семидесятые были тем временем, когда мир буквально дышал кинематографом. Новые веяния, новые моды, новые имена. Среди тех, кого кинолихорадка захлестнула по-настоящему, оказался Питер Богданович, сменивший в конце шестидесятых профессию критика на режиссёра. То ли родное кресло как-то внезапно стало мало, то ли свет лампы потускнел, а может просто надоели проходимцы в индустрии – это науке неизвестно. Успех на новой стезе не заставил себя долго ждать. Являясь поклонником “старой” школы, Питер начал творить, из года в год чередуя чёрно-белые фильмы с цветными. Стоит признать, что от классической эпохи бывший критик взял всё лучшее. Его шестой фильм, “Бумажная луна”, буквально пропитан любовью к чёрно-белому кино и в нём смутно можно увидеть представителя семидесятых. Специфический монтаж, обилие крупных планов и масса иронии над самой жизнью – люди в кинотеатрах явно вспоминали свою затянувшуюся туманной пеленой молодость. Джазовый же саундтрек будто щелчком пальцами рисовал в умах зрителей времена Великой депрессии. И, несмотря на то, что со времён проката фильма минуло уже больше 40 лет, нет сомнений в том, что он будет интересен синефилам не только нашего, но и нескольких следующих поколений. Простая история, рассказанная обыкновенным языком, будто байка у костра, берёт не только душевностью и отсылками к классике. Если вы когда-нибудь зададитесь вопросом “Что такое кино?” – то просмотр “Бумажной луны” поможет вам ответить на него с куда большей вероятностью, чем та же операция с каким-нибудь представителем современной отрасли, вконец утонувшей в сиквелах и приквелах. Фильм Богдановича обнажает души и своих героев, и ротозеев у экрана, проникает в каждый нерв тела, заполняет собой атмосферу, не прибегая при этом к массе экшена и суперэффектным твистам. А разве не из-за этого мы любим кино?








Как и в любом роуд-муви, наши герои в поисках лёгких денег колесят из города в город, встречая по пути хороших и не очень людей, но в центре повествования всё время остаются они сами. Два героя, две судьбы, две личности. Моуз – бедняга-прохиндей, ничего не скопивший и не наживший, без прописки и постоянного места жительства, но с обаянием по шкале 9 аленделонов из 10. И Эдди – девятилетняя принцесса с бездонными глазами, которой палец в рот не клади. Для оценки адаптации этого дуэта к разным жизненным ситуациям тяжело подобрать шкалу, однако следить за тем, как у них пустеют/полнеют карманы сквозь сюжетное развитие – дело весьма занятное. При этом фильм не дробится на эпизоды, а каждый из случайных знакомых занимает в сценарии строго обозначенное место. Традиционные же для жанра вопросы (Зачем он взял её с собой? Какова вероятность того, что он действительно её отец? Что их ждёт в конце – разбитое корыто или золотые берега?) отнюдь не кажутся риторическими. Да и вообще, о какой риторике может идти речь, когда оба героя за время истории успевают несколько раз сменить свой жизненный устой, впервые обратиться к морали и предстают в финале фактически другими людьми. Да, он – всё тот же аферист и пройдоха. Да, она по-прежнему беспризорница с пожелтевшими от сигаретного дыма зубами. Но само понятие “счастья” и “благополучия” меняются для них обоих до неузнаваемости. Меняется и сама жизнь. С этой точки зрения финал, который Богданович решил оставить “открытым”, видится лучшим решением вчерашнего дебютанта профессии.











Смех сквозь слёзы и слёзы сквозь смех. Успев за полтора часа с лишком поднять массу бытовых и разной степени философичности вопросов в концепции воистину “дорожного” кино, режиссёр окончательно свёл всех с ума и так и не дал понять, что же мы смотрели: жестокую драму о том, как девочка потеряла маму и пошла по наклонной в плохой компании, или трагикомедию о том, как непросто было в годы Великой депрессии заработать (а главное – сохранить) 200 долларов. Но что мы знаем точно, так это то, что дуэт папы и дочки в реальной жизни оторвался на всю и в пределах чёрно-белого прямоугольного изображения, как будто и не актёры вовсе были перед нами. Так что обязательно угоститесь этим блюдом быстрого приготовления, снабжённого винегретом из жанров, ураганными актёрскими работами и приправленного любовью к кино. Поколение антиутопий и комиксов – я к вам обращаюсь! Не прошляпьте Шедевр, очень вас прошу.










Оценка: 8 из 10.

Tags: Питер Богданович, Райан О’Нил, Татум О’Нил, рецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment