alex_mclydy (alex_mclydy) wrote,
alex_mclydy
alex_mclydy

Category:

Погружение. XX век. 30-26


30 место
CAN




Статистика:
Страна: Германия.
Жанры: Krautrock, Psychedelic Rock, Experimental Rock, Reggae, Funk Rock, Drum and Bass.
Время активности: 1968 - 1979.
Количество студийных альбомов: 12.
Балл RYM: 78,4.
Ключевое десятилетие: 1970's.
Лучший альбом: Tago Mago (82).

Почитать:
Биография - ссылка
Рок-энциклопедия - ссылка
Радиодружелюбная сторона - ссылка
Обратная сторона музыки - ссылка
Музпросвет - ссылка
Любой цвет плох - ссылка
Рецензия на Tago Mago - ссылка

От МакЛыди:
Музыканты группы CAN не считали себя профессионалами, и их музыка тоже может показаться непрофессиональной, но только если рассматривать её вне временного и исторического контекста. Не нужно лишний раз пояснять, что к концу шестидесятых в роке только начинала нащупываться жилка авангардизма, но это в большей степени касалось британских групп типа Pink Floyd и The Who. В Германии же дело обстояло ещё хуже, однако именно CAN возглавили национальную рок-революцию, став во главе жанра краутрока. Что в те годы, что сейчас музыка CAN приводит в восторг любителей альтернативного звучания. Подробнее ниже, не хочу повторяться.

Уголок меломана:
Глеб Борис Бритва продолжает радовать поклонников рубрики.

Волне немецкой экспериментальной музыки 70-х годов, получившей название «краутрок», отводится совершенно отдельное место, и дело тут кроется не только в том, что это необычный или новаторский стиль. К концу 60-х ситуация сложилась таким образом, что в США и Британии рок-музыка укрепилась на позициях одного из наиболее популярных и востребованных жанров. Причина столь резкого подъёма интереса к року объясняется тем, что на тот момент он обладал наиболее адекватным своему времени инструментарием и гибким языком, подходящим для отражения настроений и взглядов тогдашней молодёжи. Став чем-то вроде универсальной музыки, рок шагал по планете, проникая в разные страны и регионы. В Германии в 60-е существовало немало рок-музыкантов, но мало кто из них сумел отойти хотя бы на пару шагов в сторону от блёклого эпигонства.

Отсутствие внятного национального рок-движения, и образовавшийся в связи с этим ментальный вакуум, побудили немногочисленных будущих краутрокеров направить свои силы на преодоление сложившегося в их стране культурного застоя. Сам процесс походил скорее на ответную реакцию на раздражитель, но эта реакция оказалась цепной, в результате чего краутрок стал в Германии масштабным событием. С функцией создания музыкального мышления нового образца новый немецкий рок справился на отлично, но что в сущности означало это мышление? Разумеется, задумка краутрокеров заключалась не в том, чтобы придать рок-музыке национальный колорит благодаря задействованию гармони или надеванию на концерты кожаных штанов и шляп с орлиными перьями. Отнюдь не эстрадного шлягер-рока ждали в Германии.

Прежде всего, это означало под собой деконструкцию привычной структуры и пересмотр базовых исполнительских техник. Краутрок декларировал максимальную творческую свободу, но общепринятыми для него стали минимализм и импровизация. Духовным отцом нового стиля стал композитор и теоретик музыкального авангарда Карлхайнц Штокхаузен, что в сущности определило уклон краутрока в сторону электронной обработки звука и создания развёрнутых многоминутных композиций, нередко состоящих из циклических аудио-коллажей и, как правило, инструментальных, или же в которых вокал играл декоративно-прикладную роль. Исполнители краутрока зачастую, но не всегда и не везде, в творчестве исповедовали безудержность, а на сцене прибегали к визионерским практикам. Но всё это скорее техническая сторона вопроса. Основная же заслуга германских музыкантов состояла в том, что они не стали слепо подражать британцам и американцам, а явили миру убедительный синтетический электронно-роковый импрессионизм. По этой причине краутрок оказал колоссальное влияние на развитие таких направлений популярной музыки как пост-панк, пост-рок, синти-поп, эмбиент, трип-хоп, техно, транс, хаус и др.

CAN по праву считают одним из ведущих музыкальных коллективов краутрока, иногда их даже называют наиболее влиятельной андеграундной рок-группой всех времён. Столь хвалебные эпитеты имеют под собой основу, ведь основателями группы были трое студентов, учившихся у самого Штокхаузена: Ирмин Шмидт, Хольгер Шукай и Дэвид Джонсон, произошло это судьбоносное событие в 1968 году. Вообще перечисленные музыканты плохо подходили на роль рок-революционеров – им было уже около тридцати, они сами были преподавателями и имели собственных учеников, находились на хорошем счету среди академических музыкантов. Тот же Шмидт, как утверждают, неплохо дирижировал, да и пианистом считался искусным. Тем не менее факт остаётся фактом: ученики Штокхаузена в один прекрасный момент сбросили с себя фланелевые костюмы, облачились в удобную для себя одежду и стали отращивать волосы.

Сему событию предшествовала творческая поездка Шмидта в Нью-Йорк, которую он совершил в 1966 году. Там Ирмин мотал на ус последние достижения американской академической музыки и получал ценнейший опыт, сотрудничая со Стивом Райхом, Терри Райли и другими столпами минимализма. А еще будущий основатель CAN мог воочию лицезреть надвигающийся паноптикум психоделического рока, именно тогда в нём впервые пробудился живой и профессиональный интерес к рок-музыке. В Кёльн Шмидт вернулся в 1968 году, успев застать в США начало карьеры Фрэнка Заппы и The Velvet Underground – исполнителей, которые произвели на него ярчайшее впечатление. Так что, возвращаясь на родину, Ирмин уже твёрдо решил задействовать рокерский арсенал в своём творчестве. Не то чтобы он хотел стать рокером или мечтал о статусе рок-звезды – вовсе нет. Его, как композитора, в первую очередь интересовала возможность опробовать в деле новые образы, формы, фактуры.

По возвращении в Германию Шмидт убедил своих побратимов организовать Inner Space Productions – пока ещё не рок-группу, а скорее коллектив музыкантов-единомышленников. ISP ставили перед собой задачу создания саундтреков к фильмам и решить её они намеревались в русле объединения электронного авангарда, современного джаза и психоделического рока. Помимо Джонсона, ответственного за духовые и электронную обработку звука, и Шукая, выбравшего себе в качестве основного инструмента бас-гитару, в состав ISP вошёл двадцатилетний ученик последнего гитарист Михаэль Кароли и опытный джазовый барабанщик Яки Либецайт. Сам Шмидт уселся за ещё не совсем привычные ему синтезаторы, но вскоре оценил их богатейшие возможности. Арендовав в качестве репетиционной базы замок под Кёльном, квинтет приступил к изнурительным и дерзким экспериментам над звуком. Спустя некоторое время, когда для Джонсона стало очевидным, что ISP делают ставку скорее на рок-звучание, чем на академическую музыку, он, потеряв интерес к происходящему, покидает ряды коллектива.

Уход Дэвида Джонсона оказался не таким болезненным, его функции по микшированию взял на себя Шукай, и до конца 1968 года ISP успели завершить работу над двумя саундтреками. Кроме того, музыкантов снова стало пятеро, поскольку вскоре к ним присоединился в качестве вокалиста некий Малкольм Муни – фигура небезынтересная. Муни был темнокожим американским скульптором, с которым Шмидт познакомился во время поездки в Париж. Он никогда не пел и даже не занимался вокалом, но Шмидту для своей группы и не нужен был певец. Обладая буйной фантазией вкупе с безостановочной и образной речью, Муни мог служить нечто вроде рассказчика. На самом деле этот скульптор, как оказалось, имел весьма ранимый рассудок и был склонен к истерическим выходкам. Муни с радостью согласился переехать в Германию и заниматься авангардной музыкой, в которой, к слову, узрел большой художественный потенциал. Что интересно, именно Муни придумал для группы новое название – The Can, позже сократившееся до просто CAN, а Либецайт предложил расшифровывать эту аббревиатуру как «коммунизм, анархизм, нигилизм». Что ж, эта формула, похоже, позволяет получить определённое представление об исполняемой ими музыке.

Обкатав свой подход на производстве саундтреков, которые в итоге действительно были одобрены и попали в финальную версию фильмов, CAN в 1969 году приступили к записи полноформатного дебютного альбома. На нём внимательный слушатель уже может распознать зачатки тех характерных для группы «фишек», которые станут почерком и знаком качества последующих релизов. К ним можно отнести пульсирующую ритм-секцию (Либецайту настоятельно «рекомендовали» играть аки ритмичный метроном), фантасмагорические мотивы треков, дополняемые вокальными причитаниями, каратисткая манера игры Шмидта на клавишных и сбивчивый, скользкий, как бы проворачивающийся и ускользающий из рук, саунд. Ещё один интересный подход, также взятый на вооружение другими краутрокерами, заключался в том, что музыканты в режиме ненасытного мозгового штурма записывали на плёнку многочасовые джемы-импровизации, а затем из всего массива вычленяли несколько минут «самой мякотки» – потенциальный материал для альбома.

И всё же дебютная пластинка CAN в силу своей экстраординарности и не до конца отработанного стиля не могла мгновенно быть воспринята положительно. Фирмы звукозаписи отказывались работать с непонятной для них музыкой, поэтому после безуспешных попыток наладить с ними контакт музыканты выпустили альбом самиздатом – тираж составил полтысячи экземпляров. Мало, конечно, но к всеобщему удивлению все пластинки были раскуплены в течение недели. В лейбле United Artists, как полагается, держали руку на пульсе, и в считанные дни CAN были подписаны ими и получили контракт. В конце 1969 года во время перформанса в кёльнском замке, который служил пристанищем не только для музыкантов, но был ещё и выставочным залом для художников и скульпторов, с Малкольмом Муни случился нервный срыв – глядя на снующую по лестницам замка публику, он впал в транс и на протяжении трёх часов безостановочно вопил «Вверх! Вниз!», после чего выбился из сил и упал. Врачи запретили вокалисту CAN музицировать, поскольку считали причиной потрясения именно гипнотическое воздействие музыки группы на человеческую психику. В декабре 1969 года Муни отбыл в США, а в творчестве CAN наступило полугодовое затишье.

Неприятный инцидент с Муни здорово подкосил немецких музыкантов, им казалось, что равноценная замена общительному и экзальтированному вокалисту не будет найдена. Как они ошибались. В мае 1970 года CAN выехали в Мюнхен, чтобы развеяться и впервые выступить после длительной паузы. Накануне концерта Шукай обнаружил возле кафе странного вида путешественника – он пел или пытался петь что-то невнятное. Незнакомцем оказался двадцатилетний японец Дамо Судзуки. Хотя Дамо ни по-немецки, ни по-английски не мог объясниться, Шукай каким-то чудом смог уговорить его выступить вечером вместе с CAN. Для группы это была неслыханная находка. Как и в случае с Муни, немцы продолжили традицию приглашения в свою группу непрофессионального вокалиста, который по сути выполнял скорее специфическую функцию юродивого. Дамо пел экспромтом, придумывая несуществующие слова на ходу, – сам японец называл это доисторическим языком.

С приходом Судзуки ситуация внутри CAN стабилизировалась и группа вновь вернулась в, ставший родным, кёльнский замок, чтобы записать первый из трёх своих лучших и наиболее влиятельных альбомов. Музыканты остались верны своему кредо играть не по нотам и достигли выдающегося мастерства в деле создания обманчивых психоделических композиций – Шукай называл их «мгновенными импровизациями». С выходом очередного альбома CAN стали знамениты не только в Германии, но и в Англии, куда они отправились в тур, чтобы закрепить свой успех на международном уровне. Можно, утрируя, сказать, что популярность накатывалась на них как снежный ком, но утверждение это можно принять только с оговоркой «в рамках краутрокового движения». CAN небезосновательно являлись одними из центральных фигур в краутроке, но этот авангардный тип музыки далеко не всеми меломанами был радушно принят. Были и те, кто считал CAN и им подобных сумасбродными неформалами, а их творчество дегенеративным. Как бы то ни было, синглы CAN, а их было немного, даже попадали в хит-парады, а это о чём-то да говорит.

Так, благодаря синглу «Spoon», вошедшему в десятку хит-парада ФРГ, CAN смогли выручить средства на запись своего очередного, также ставшего классическим, альбома в нормальных студийных условиях, а не в условиях самопальной аппаратуры, установленной в обложенном армейскими матрасами холле замка. CAN находились на пике своей изобретательности, немудрено, что и в наше время артисты продолжают черпать вдохновение в музыке немецкого квинтета. В 1972 году, после выхода альбома, Кароли заболел и долго восстанавливал здоровье. Образовавшуюся паузу каждый из музыкантов использовал на своё усмотрение, но главное – были накоплены силы и концепт для очередной пластинки, оказавшейся последней для золотого состава CAN. После её завершения Дамо Судзуки женился на немке из Свидетелей Иеговы и объявил, что также становится иеговистом. Он выпал из шоу-бизнеса на десять лет, исчезнув из жизни CAN так же внезапно, как и появился.

На дворе стоял 1974 год – начало конца недолгой эпохи краутрока. Уже можно было подводить определённые итоги, но в целом феномен жанра ещё долго будут переосмысливать, равно как и находить применение заложенным в него идеям. CAN продолжили работать в формате квартета, а ближе к концу 70-х число участников группы вновь возросло до пяти. Надо сказать, что композиции CAN, выпущенные после ухода Судзуки, лишились изрядной доли взбалмошности. Впрочем, сама группа наметила движение от психоделических экспериментов в сторону экспериментов с этно-музыкой, диско, фанком и электроникой, что производило и производит двоякое впечатление, но, бесспорно, ни на йоту не умаляет профессиональных качеств музыкантов (участники CAN всю жизнь скромно считали себя любителями) и не отменяет их вклад в копилку всемирной истории музыки.

Послушать:


29 место
Brian Eno




Статистика:
Страна: Англия.
Жанры: Ambient, Art Rock, Drone, Art Pop, Electronic, Space Ambient.
Время активности: 1970 - н.в.
Количество студийных альбомов: 28.
Балл RYM: 78,44.
Ключевое десятилетие: 1970's.
Лучший альбом: Another Green World (80).

Почитать:
Биография - ссылка
Рок-энциклопедия - ссылка
Правила жизни - ссылка
Инопланетный разум - ссылка
Инопланетный гость - ссылка
Полное погружение - ссылка
Что такое искусство? - ссылка
С монстрами можно попрощаться - ссылка
Рецензия на Lux - ссылка

От МакЛыди:
Брайана Ино неофициально считают отцом всей современной электронной музыки. Если построить массу цепочек вида "1 -> вдохновлялся 2, 2 -> вдохновлялся 3, 3 -> вдохновлялся 4" и т.д., рано или поздно они приведут вас к имени Ино. Он, конечно, тоже многими вдохновлялся, но это имеет мало значения в сравнении с тем, новатором какого масштаба является этот человек. Однако успех в сфере электронной музыки случился не мгновенно.

Ино всегда стремился к максимуму. Начав долгое музыкальное путешествие в составе арт-рок группы Roxy Music, он и не думал тянуть одеяло на себя, но свет софитов и внимание прессы всегда было направлено к его личности из-за экстравагантного образа. Лидер коллектива Брайан Ферри завидовал и по-творчески ревновал, что довольно быстро привело к разногласиям и скорому уходу Ино из группы. Он поучаствовал в записи двух альбомов, и именно они считаются у Roxy Music лучшими. Без Ино их музыка стала совсем другой. Наш герой чувствовал скованность в составе группы, где лишь малая часть его идей была востребована. Всё изменилось с началом сольной карьеры, что стартовала незамедлительно. На протяжении пяти лет Ино писал альбомы, на которых основой арт и глэм-рока становилась электроника. Такого до него не делал никто. Особняком стоит альбом Another Green World, что стал главной точкой смывания границ Ино-электронщика и Ино-рокера. А ещё через три года он выкатил Ambient 1: Music for Airports, который стал главным электронным альбомом семидесятых. Весьма ироничное название для пластинки, которую можно интерпретировать как фон для медитации или прямое обращение к Господу, но только не как музыку для аэропорта (хотя существует байка, что однажды этот альбом действительно играл в месте отлёта самолётов; качество записи и акустика создавала зловещую атмосферу, ответственного за такой проступок уволили). На протяжении всего десятилетия Ино популяризировал компьютерную музыку, представив её на суд широкой общественности. Только так в будущей декаде стало возможным появление более мягких ответвлений эмбиэнта. Ну а Ино, параллельно с написанием музыки, начал инженерную деятельность. В ней он тоже добился огромных успехов.

Послушать:


28 место
The Cure




Статистика:
Страна: Англия.
Жанры: Post-Punk, Gothic Rock, Alternative Rock, New Wave, Jangle Pop, Synthpop.
Время активности: 1978 - н.в.
Количество студийных альбомов: 13.
Балл RYM: 78,48.
Ключевое десятилетие: 1980's.
Лучший альбом: Disintegration (83).

Почитать:
Биография - ссылка
Всегда мало - ссылка
Список статей с фан-сайта - ссылка
Готский папа: как Роберт Смит дал надежду унылым молодым людям - ссылка
Мне на лицо хотел присесть огромный рот - ссылка
10 фактов о группе The Cure, о которых вы никогда не знали - ссылка
Музыка толстых и застенчивых - ссылка
Рецензия на Pornography - ссылка
Рецензия на Desintegration - ссылка

От МакЛыди:
Конечно, все мы ждём нового альбома, но если его так никогда и не будет, не беда. Роберт Смит прожил долгую творческую жизнь, подарив скромным и одиноким людям не луч, а целый прожектор света и надежды на лучшее будущее. Творчество The Cure можно анализировать с разных точек зрения, выделять чисто готический и более сангвинический этапы карьеры, ругать за слабые и, не жалея комплиментов, хвалить за сильные альбомы, а также одаривать положительными эпитетами в контексте музыкального новаторства, но для меня все подобные характеристики второстепенны. Главное, что всплывает в уме, связанное с The Cure, это голос и актёрский талант Смита. Никто не умеет так скрести по душе, как он. Никто не умеет ходить по грани эмоционально-трагичного и пассивно-агрессивного, как он. Ни в чьём другом мире не приятно прятаться от невзгод, как в мире Смита. Он – герой аутсайдеров нескольких предыдущих и, верю, будущих поколений.

Уголок меломана:
alexzti теперь пишет в ЖЖ только для меня.

Не имею целью писать научно-развлекательную статью, а потому обойду стороной историю создания великой группы The Cure и сосредоточусь на личном опыте и ощущениях.

Итак, The Cure – это отдельная планета музыки под названием «happysad». За столько лет могу себя называть даже не меломаном, а лизтоманом (человек, не способный существовать без музыки), так вот, Роберт Смит со своей группой одни из немногих, кто приносит мне радость. И при этом в плане принятия периодов творчества группы, мне нравится в большей степени тот, что про беспросветную грусть.

Так же для меня The Cure – те, кто повлиял на собственную вдумчивую любовь к музыке. Если до этого я слушал какие-то композиции, альбомы рандомно, то они подтолкнули к изучению творчества своего и других, что называется, от и до. И это один из показателей того, почему для меня эта «happysad» планета особенная.

Творчество The Cure будет полезно изучить не только таким отбитым любителям музыки, как я, но и людям, имеющим желание начать свой путь в плане познания различных стилей, жанров. Опять-таки, не зря выше названо творчество этих британцев отдельной планетой. Выпустив дебютный поп-ориентированный альбом, Роберт Смит, будучи абсолютно не удовлетворён результатом, далее взял штурвал в свои руки, отныне делая всё так, как нравится ему. Как итог: холодный нью-вейв с соответствующим настроением в последующих «Seventeen Seconds» 1980 г. и «The Faith» 1981 г.

И тут мы приближаемся к пластинке, благодаря которой я полюбил The Cure окончательно и бесповоротно, это альбом «Pornography» 1982 г. После него я понял, что с Робертом Смитом у нас всё навсегда. Вспоминаю: я был в полнейшем шоке, когда в мою жизнь ворвался трек «One Hundred Years», было тревожно, мой мир перевернулся отныне и навсегда, я снова и снова включал эту песню, включал и включал. До сих пор от строчки «Waiting for the death blow» и от последующих гитарных риффов мурашки по коже.

Одновременно же «Порнография» дала обозначение тому, чем The Cure занимаются по состоянию на те годы – готик-рок. Парни стали считаться одними из создателей жанра, который подхватили и стали детально развивать другие группы. Сам Смит признавался, что к записи этого альбома подходил, находясь эмоционально «на самом дне», что, безусловно, коррелирует с мраком, проходящим красной нитью через альбом.

Что же, поп-рок, поп, готик-рок, психоделик-рок, нью-вейв, пост-панк – малая часть того, что вы сможете получить во время прослушивания и знакомства с The Cure. Группа повлияла на развитие музыки в целом. Без Роберта Смита и компании на свете не было бы Interpol, Bloc Party, Editors, The National, отчасти Агаты Кристи в России, а также многих других.

Послушать:


27 место
Swans




Статистика:
Страна: США.
Жанры: Experimental Rock, Post-Rock, Noise Rock, No Wave, Post-Punk, Gothic Rock.
Время активности: 1982 - 1997, 2010 - н.в.
Количество студийных альбомов: 15.
Балл RYM: 78,48.
Ключевое десятилетие: 1990's.
Лучший альбом: Soundtracks for the Blind (82).

Почитать:
Биография - ссылка
Майкл Джира, личное дело - ссылка
Мы совсем не минималисты - ссылка
Я как маленькая белая роза посреди навозного поля - ссылка
Рецензия на Real Love - ссылка
Рецензия на The Seer - ссылка
Рецензия на To Be Kind - ссылка

От МакЛыди:
Если бы термина Experimental Rock не существовало к началу восьмидесятых, его бы следовало выдумать, чтобы описать музыку Майкла Джиры. Конечно, рок-мир видел и Заппу, и Лу Рида, и прочих авангардистов, что с особым энтузиазмом мешали классическое рок-звучание со всем подряд, но в списке таких уникумов Джира всё равно стоит особняком. Бессменный лидер Swans – экспериментатор до мозга костей. В музыке группы вы не найдёте ничего логичного, выстроенного по канонам. Джира никогда не хотел нравиться людям. И тут могло бы быть два творческих пути – либо аутсайдерство и полное забвение спустя несколько альбомов, либо обрастающая "интеллектуальным мясом" публика, стремящаяся к познанию и новым мозговым олимпам. Майклу повезло: какой-то процент людей понимал его, и процесс обретения культа был запущен. С каждым новым альбомом Swans становились всё более заметным явлением в андеграундном-роке. Пик наступил в 1996-ом, когда вышел Soundtracks for the Blind. Именно с него я советую начинать знакомство с группой, если раньше вы у них ничего не слышали.

Конечно, Джира пытался пошутить, назвав так альбом, но в каждой шутке только доля шутки. Суровый 142-минутный релиз, запись которого с переменным успехом длилась 15 лет, это действительно уникальное явление мира музыки. Здесь Джира будто попытался собрать все звуки на земле, заключив их в форму тех жанров, о которых хоть немного был наслышан. Это не только пост-рок и нойз-рок, но и элементы арт-рока, инди-рока, фолк-рока, метала, пауэр-попа и даже трип-хопа. Если "нащупать" нужный момент и включить песню не с начала, то отдельные пьесы внутри 15-20-минутных композиций даже могут напомнить о радио-формате, но обольщаться не стоит. От количества эффектов, разнообразных переплетений звуковых ландшафтов и индустриальных шумов у рядового слушателя может натурально поехать крыша. И при этом альбом действительно самый дружелюбный по звучанию во всей дискографии группы. Думаю, слепой человек после такого "саундтрека" получил бы исчерпывающее впечатление об экспериментальной музыке.

Поняв, что в построении многоэтажных звуковых коллажей он достиг максимума, после своего magnum opus Джира распустил группу и начал писать фолк под псевдонимом Angels of Light. Смелый поступок настоящего мужчины. Однако к концу нулевых идей в жанре экспериментальной музыке накопилось слишком много, и Swans были возрождены. Музыка стала ещё тягучее, тексты ещё мятежнее, но, что удивительно, альбомы группы начали неплохо продаваться! Такого не было ни в восьмидесятые, ни в девяностые. Два альбома 2010-ых залетели в топ-100 британского чарта, а один даже в топ-40 американского. Вот так, не изменив себе, в предыдущем десятилетии Джира максимально вышел из андеграунда, начав разъезжать по всему миру с концертами. Точка в истории Swans ещё не поставлена: буквально на днях появилась новость о новом альбоме.

Уголок меломана:
Оля heise радует отзывом.

На сцене очередная знаковая фигура, Майкл Джира и его группа Swans, оказавшая огромное влияние на блаблабла и все такое...
Swans – американская экспериментальная рок-группа, возникшая без малого 40 лет назад, в далёком 1982 году, и начинавшая в духе пост-панка и ноу-вейва. Одна из немногих групп, вне времени, чьё творчество актуально и востребовано по сегодняшний день.
Состав группы постоянно менялся, однако 1986 году к Свонс присоединяется Джарбо, одарённая натура и меганеординарная дама (а других у Джиры не могло быть по определению), оказавшая огромное влияние на всё дальнейшее творчество группы и ставшая единственным постоянным членом Свонс.
В 1997 году Джира решает распустить группу, однако в 2010-м, накопив достаточно материала, который, как он считает, может исполнять только Свонс, вновь воссоздаёт её.

Чем же так хороша и интересна чарующе-прекрасная чудовищная музыка Джиры и ко? Ну, во-первых, уникальным и неповторимым саундом – плотная и тяжелая пелена звука, воспроизвести который мало у кого получается, а вообще-то ни у кого.
Во-вторых. В отличие от большинства экспериментаторов в музыке, являющихся такой «вещью в себе», исследующих музыкальные глубины исключительно с целью самопознания, Джира и Свонс открыты к диалогу, правда это авторитарный и предельно колючий диалог, лишь для подготовленных слушателей.
В-третьих. Максимально жёсткая, бескомпромиссная лирика на злобу дня.
В-четвёртых, самое главное. Это вообще не музыка, а личное для каждого мироощущение, открытый портал, наряду с медитациями и определенными психоактивными веществами, в другие миры и измерения. Это надо не слушать, а воспринимать, хотя, повторюсь, необходимы усилия, причём немалые, и определённая подготовка.
И печалька – гастроли Swans в Питере и Москве 23-24 марта опять перенесли на следующий год из-за коронавируса.

Послушать:


26 место
Judas Priest




Статистика:
Страна: Англия.
Жанры: Heavy Metal, Hard Rock, Groove Metal, Speed Metal, Glam Metal.
Время активности: 1969 - н.в.
Количество студийных альбомов: 18.
Балл RYM: 78,56.
Ключевое десятилетие: 1980's.
Лучший альбом: Painkiller (80).

Почитать:
Биография - ссылка
Русский фан-сайт - ссылка
Стальные мужики - ссылка
Рецензии с Metal Library - ссылка
Рецензия на Redeemer Of Souls - ссылка
Рецензия на Firepower - ссылка

От МакЛыди:
Я, наверное, не единственный, кто сначала узнал о всех судебных тёрках группы и неординарной судьбе вокалиста, а потом уже послушал музыку. Judas Priest влились в мою жизнь в правильный момент – когда метал уже стал интересен, но не был достаточно изучен, особенно в своих саб-жанрах. Не слушал JP дискографией, но несколько альбомов обрисовали мне их в образе классических представителей хэви-метала. Прямо с семидесятых и до наших дней группа держит линию тяжёлого, но доступного звучания, а также предстаёт на концертах в незабываемых нарядах. Не изменяют себе. Это заслуживает огромного уважения. А если вспомнить те суды, и как Роб стойко держался на них, Judas Priest вполне можно считать одной из главных групп, заразивших металом весь мир. Человек-стержень, глыба.

Уголок меломана:
Андрей Green Snake дебютирует с отзывом в этой части Погружения (в XXI веке был прошлый).

Конечно, с того момента, как Black Sabbath решили переквалифицировать блюз-рок в что-то куда более тяжёлое и быстрое, родилась (и померла) куча разношёрстных метал-команд, а жанр не только расцвёл, но и начал порождать собственные клише. Однако рисуя в голове традиционного металлиста, обычно не задумываешься, что этот образ имеет очень даже конкретных «отцов». Ну или логичнее сказать, жрецов? Judas Priest (все возможные оскорбления чувств верующих совершенно случайны) в целом не были пионерами даже в рамках «новой британской волны» (Budgie начали чуть раньше). Но именно их стиль, даже в большей мере, чем бессмертный любитель летучих мышей Оззи, стал тем основополагающим тотемом, вокруг которого вот уж столько лет растёт и развивается религия тяжёлого метала. Будь то всесокрушающий гитарный вал Даунинга и Типтона, могучий тенор Хэлфорда (при всём уважение к Оуэнсу, именно лысая макитра Хэлфорда всплывет в памяти первой, когда речь в «Джадасах») или откопанный в садо-мазо секс-шопах сценический образ с цепями и шипами. Да что там говорить, даже нетрадиционная ориентация Хэлфорда не смогла поколебать его позиции в (как ни странно) консервативном жанре (кто сказал Гаал?). Так что пока есть желающие потрясти «патлами» под тяжёлые ритмы, наследие «британской стали» будет жить.

Послушать:

Tags: Погружение
Subscribe

  • My Favourite Music. День 30

    Вот, собсна, и всё. Последние несколько дней - на морально-волевых. Не судите строго. Машина Времени Музыка Машина Времени это……

  • My Favourite Music. День 29

    Гости из Будущего Музыка Гостей из Будущего это… привет из детства. Всё творчество, от первых электронных до последних попсовых…

  • My Favourite Music. День 28

    Yeah Yeah Yeahs Музыка Yeah Yeah Yeahs это… выстрел из дробовика. Второй курс, внезапный клип по A1, тут же скачанная дискография и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments