alex_mclydy (alex_mclydy) wrote,
alex_mclydy
alex_mclydy

Category:

Погружение. XX век. 75-71



75 место
Peter Gabriel




Статистика:
Страна: Англия.
Жанры: Art Rock, Art Pop, Pop Rock, Film Score, New Wave, Progressive Pop.
Время активности: 1967 - н.в.
Количество студийных альбомов: 9.
Балл RYM: 76,96.
Ключевое десятилетие: 1980's.
Лучший альбом: Peter Gabriel 3 (78).

Почитать:
Биография - ссылка
Расширенная история жизни - ссылка
Питер Гэбриэл в фактах и цитатах - ссылка
Культовый герой поколения - ссылка
В бальном платье и с лисьей головой - ссылка
Черепаший рейс - ссылка
Аэростат - ссылка
Как Питер Гэбриэл поразил мир пластилиновой кувалдой? - ссылка
Я не хотел быть шаблонной рок-звездой - ссылка
Статья с советской пластинки фирмы "Мелодия" - ссылка
Рецензии на Old Ship Bar - ссылка
Рецензия на So - ссылка
Рецензия на New Blood - ссылка

От МакЛыди:
Я слушал Genesis и сольного Коллинза уже давным-давно. По-хорошему, надо всё освежать заново. Сольный же Гэбриэл ещё пару недель назад существовал для меня как автор нескольких хитов. Теперь дискография прослушана, и у меня есть пара мыслей.

Между музыкой Genesis эпохи Гэбриэла и его сольным творчеством пропасть, и к этому нужно быть готовым. Каюсь, я не сразу просёк фишку. Genesis, как ни крути, рок-группа. И покинул её самый экстравагантный мужик семидесятых потому, что задыхался. В рамках жанра, в статусе участника группы, в нежелании подстраиваться под тогдашние тренды, в бремени потенциального продвижения в масс-культе. Он не хотел статуса поп-звезды, но слишком выделялся от остальных, чтобы быть просто хорошим артистом. Не знаю, насколько серьёзны были тёрки между участниками группы, но очевидно, что Гэбриэл из тех, кто не любит от кого-то зависеть. И сольный Гэбриэл, главный этап карьеры которого пришёлся на 1970-80-ые годы, это уже не совсем рок. Конечно, у него много гитарной музыки, и некоторые песни композиционно выстроены в рамках классического рок-звучания, но полёта мысли и чистого арта на его альбомах всегда было больше, чем каких-то внутрижанровых экспериментов. Я какое-то время цеплялся за воспоминания и только с четвёртого альбома осознал, что за жёлудь этот Гэбриэл. По итогу хочу назвать Passion его лучшей работой, а 'Steam' – лучшей песней.

Уголок меломана:
Сергей Blood Brother о любимчике.

Совершенно невозможно писать про сольное творчество Питера Гэбриела, не затронув при этом его короткое, но яркое пребывание в группе Genesis. Стоит сказать, что это моя любимая прог-рок группа всех времён, чей цикл закончился в 1975 году, а вместе с ним закончилась и моя безмерная любовь к коллективу. Genesis времён Фила Коллинза это уже совсем другая история, по-своему яркая, но далёкая от меня. Подробный рассказ о ранних Genesis, наверное, стоит отложить до лучших времён (хотя и сомневаюсь, что они попадутся в Погружении) и ограничиться короткой справкой. Итак.

Питер был одним из основателей коллектива наряду с Тони Бэнксом и Майклом Резерфордом. За 8 лет Genesis с Гэбриелом на вокале записали 6 студийных альбомов, каждый из которых (за исключением пробного дебютника 1969 года) смело можно причислить к классике арт-рока. Сотрудничество Питера и группы прервалось в 1975 году, сразу после концертного тура в поддержку альбома The Lamb Lies Down on Broadway. На этом заканчивается история классических Genesis и начинается сольная история Гэбриела.

К концу 1975 года Гэбриел стал раздумывать над концепцией своей дебютной работы, заперся в загородном имении и стал наращивать музыкальный материал, который спустя полтора года приобрёл законченные черты. Альбом без названия (неофицально его называют Car – по обложке альбома), где красуется лишь имя артиста, вышел в начале 1977 года и сопровождал его сингл 'Solsbury Hill' – история о расставании с Genesis и поиске нового для себя пути. Работать над пластинкой помогали сплошь гении своего дела: Роберт Фрипп из King Krimson, басист Тони Левин и даже Лондонский симфонический оркестр, записавший свои партии для двух песен. И если участие оркестра было явлением редким, то вот пара Фрипп/Левин не единожды будут оказывать помощь в создании безымянных альбомов Гэбриела, а Тони Левин и вовсе станет чуть ли не постоянным соратником музыканта на сцене.

Пройдёт чуть больше года, и уже в середине 1978 выйдет второй безымянный альбом, который в обиходе привычно называть Scratch (они же царапины). Всего таких "сиротских" альбомов будет четыре, и все их названия растут из обложек. Сам же Гэбриел так прокомментировал своё решение не присваивать имена своим же работам: "Я подумал, что так будет интереснее: сохранять то же название, написанное тем же шрифтом, чтобы внешне они отличались только картинкой на обложке — получается что-то вроде номеров творческого ежегодника артиста" (с). Оригинально, но не идёт на пользу если ты хочешь ворваться в мир мейнстрима. Но об этом чуть позже.

После экспериментальной безымянной эры, которая продолжилась вплоть до 1982 года, Питер решил замедлить темп и следующий номерной альбом появился на прилавках в 1986 году. Между делом он успел помочь известному британскому кинорежиссёру Алану Паркеру и записал для его фильма "Птаха" саундтрек. Питер даже успел воссоединиться с Genesis в рамках одного единственного концерта в культовом британском местечке Милтон-Кинс. Это был его последний выход на сцену в составе Genesis. Жаль, что официально сиё событие не было запечатлено на киноплёнку.

Настал 1986 год, и, наверное, именно этот период можно назвать наиболее удачным в карьере певца, как в творческом, так и в коммерческом плане. Практика безымянных альбомов ушла в прошлое, и Гэбриел представил миру свой первый релиз с собственным названием – So. Вместе с практикой безымянных альбомов, в прошлое ушли и многочисленные музыкальные эксперименты. Песни стали простыми и понятными, более-менее подходили под тогдашний музыкальный фон. Но это не значит, что альбом стал откровенной AOR-щиной, штампующий гладко вылизанный материал. Нет, в нём всё ещё сохранялись элементы эклектики, наследие арт-рока и африканских течений. Всего понемногу смешалось и вылилось в высококачественный поп-продукт. Первый же хит-сингл с него, 'Sledgehammer', стремительно ворвался в чарты и собирал золотые и платиновые сертификаты везде где только можно. Всё это не в последнюю очередь благодаря инновационному для своего времени клипу. За Кувалдой последовали и другие популярные синглы, среди которых был и дуэт с Кейт Буш. За альбомом последовало масштабное мировое турне, билеты на которое сложно было достать. В ретроспективе именно So называют лучшим альбомом в карьере певца. Не буду спорить – это действительно яркая и насыщенная музыкальная палитра. Хотя мне всегда был ближе его дебют.

После So у Питера вышло всего лишь два альбома с новым материалом – это его идейный продолжатель Us 1992 года и Up 2002-го, который был близок по духу с его ранними работами. Да, Питер стал заметно реже радовать нас новинками. Конечно, был ещё альбом каверов Scratch My Back и переосмысление своих старых хитов на диске New Blood (здесь Питер возвращается к сотрудничеству с симфоническим оркестром), но основным полем деятельности в XXI веке для Питера стали мировые турне, будь то "турне в честь 25-летия альбома So" или же совместные выступления со Стингом. Кроме этого, огромное количество времени Гэбриел уделяет курированию созданного им же фестиваля этно-музыки "WOMAD", который начал свой отсчёт ещё в далёкие 80-е. И, конечно же, его лейбл Real World не стоит без дела. Он приютил массу талантливых музыкантов с разных уголков мира.

Да, с таким расписанием времени на новые истории у нашего героя практически не остаётся.

Послушать:


74 место
John Fahey




Статистика:
Страна: США.
Жанры: American Primitivism, Christmas Music, Avant-Folk, Acoustic Blues, Psychedelic Folk, Noise.
Время активности: 1959 - 2001.
Количество студийных альбомов: 36.
Балл RYM: 76,96.
Ключевое десятилетие: 1960's.
Лучший альбом: Fare Forward Voyagers (Soldier's Choice) (79).

Почитать:
Биография - ссылка
Музпросвет - ссылка
Просто оставьте меня в покое - ссылка
Отрывок из книги Валерия Писигина - ссылка
Рецензия на Revenge of Blind Joe Death - ссылка

От МакЛыди:
Когда я прислал в игру по музыке пятидесятых композицию Феи 'The Transcendental Waterfall', один из участников сказал: "Слушая её, мне кажется, я ощущаю, как рождается музыка". Так коротко и ёмко можно описать всё, что делал этот человек.

Меня долго мучил вопрос, почему Джон Феи не стал частью масс-культуры как Джон Леннон или хотя бы Мадди Уотерс. Человек, как никак, изобрёл свой музыкальный жанр, выпустил огромное количество альбомов, повлиял на массу известных гитаристов разных поколений, а помнят о нём в наше время только утончённые ценители. В своих размышлениях я провёл беседы с несколькими знакомыми и даже посмотрел документальный фильм. Ответ оказался проще, чем я думал: Феи просто терпеть не мог поп-культуру и даже при жизни чурался любой популярности. Интересно, сыграл ли он когда-то концерт хотя бы для тысячи человек?

Жанр, который изобрёл Феи, называется американский примитивизм. Я уже как-то о нём писал. Минималистичная акустическая гитарная музыка, в которой самый знаменитый струнный инструмент в соло отвечает за все партии. Порой на гитаре при этом играют как на пианино, струны расположены горизонтально, параллельно земле. "Откуда появилось такое название жанра? Я не в курсе. Но примитивизм потому, что я самоучка, всему научился сам. А американский потому, что я американец. Лучше не скажешь". Выросший на музыке Миссисипи Джон Хёрта и Чарли Пэттона, Феи обучился фингерпикингу ещё в раннем детстве, а уже в 20 лет выпустил первый студийный альбом. Вторая сторона на нём была подписана реальным именем, а первая псевдонимом Blind Joe Death. Blind – как признание в любви всем слепым блюз-гитаристам первой половины XX века, Джо – прозвище, а Death... в качестве привлечения внимания. "Смерть – это то, что всем интересно. Уже тогда я думал о коммерческом успехе, хотя в итоге выпустил всего копий 100", – улыбаясь, говорит Феи в одном из своих поздних интервью. То, что примитивизм зародился в конце пятидесятых, просто поражает. Вспомните, какая музыка тогда была популярна. Какая пропасть лежала между поп-эстрадой и всей остальной музыкой, которую все повально считали аутсайдерской. И тут появляется гений Феи со своей поющей гитарой, а петь он не умел никогда (хотя под напором продюсеров и пытался пробовать). На что он мог рассчитывать?

К счастью, отсутствие прибыли на раннем этапе не заставило его отступить, и альбомы из шестидесятых устроили мини-революцию в гитарной музыке. Один из опрашиваемых для документального фильма о Феи, гитарист The Who Пит Тауншенд, признаётся, что техника игры Джона повлияла на него сильнее всех. С каждым годом Феи всё больше занимался самообразованием, слушал огромное количество музыки, от Белы Бартока до Рода Стюарта, и все новые знания отражались различным образом в его собственном творчестве. Гармонии становились сочнее, композиции утончённее, а в умении играть фингерпикингом он стал абсолютным виртуозом, гитаристом номер 1 на всей планете. Международный же успех... Да кому он нужен? Играя в клубах, он не бедствовал, а статусом легенды в узких кругах не кичился. Фактически все семидесятые и бóльшую часть восьмидесятых он так и писал в жанре примитивизма, порой перебиваясь на акустический блюз и авант-фолк, а в девяностых, когда жизнь окончательно покатилась под откос (алкозависимость, одиночество, забвение), ещё поэкспериментировал в индастриал-эмбиэнте. До тех альбомов у меня руки не дошли, вряд ли там что-то интересное. Он был склочным человеком, ругался даже с самыми близкими людьми. Несколько раз женился и столько же разводился. Когда бывшие коллеги и молодые блюзмены захотели его отыскать в конце девяностых, это не составило труда. Он жил один в смрадной комнатушке и беспробудно бухал. Видимо, таков удел всех гениев, что не смогли сделать своё творчество актуальным для широкого слушателя.

Послушать:


73 место
Fabrizio De André




Статистика:
Страна: Италия.
Жанры: Canzone d'autore, Singer/Songwriter, Contemporary Folk, Chamber Folk.
Время активности: 1958 - 1999.
Количество студийных альбомов: 13.
Балл RYM: 77.
Ключевое десятилетие: 1970's.
Лучший альбом: Non al denaro non all'amore né al cielo (77).

Почитать:
Биография - ссылка
Русский сайт - ссылка
Статьи с Italiano ConTesti - ссылка
Больше, чем певец - ссылка
Вечный анархист и кумир итальянских интеллектуалов - ссылка

От МакЛыди:
Наверное, для моих читателей будет удивителен факт того, что у Адриано Челентано был большой конкурент в плане успеха и популярности как итальянского певца. На фоне того, что у Молледжатто были постоянные сложности с сонграйтерами, а также статус эдакого дурачка, который не смеет касаться в творчестве серьёзных тем, Фабрицио Де Андре стал кумиром огромного количества людей. Прежде всего, его любила интеллигенция. Он, в отличие от коллег по цеху, не боялся вообще ничего и считал своей обязанностью петь о том, о чём петь не принято. Особенно в более-менее тихой Италии. На пороге XXI века певца-анархиста не стало. Сложно говорить, есть ли у него хотя бы процент известности Челентано в нашей стране, но вот русскоязычный сайт до сих пор функционирует. Это меня немного удивило. А ещё в сети очень много переводов его песен на русский. Всё-таки именно в противоречивости лирики главная ценность Де Андре для прогрессивного сообщества. Хотя удовольствие можно получить и не зная языка. Приятный шансон с ненавязчивым гитарным инструменталом с лёгким обрамлением губной гармошки или струнных. Также он, возможно, был первым, кто активно использовал в песнях детский хор. Не нужно объяснять, зачем.

Послушать:


72 место
Invisible




Статистика:
Страна: Аргентина.
Жанры: Progressive Rock, Art Rock.
Время активности: 1973 - 1977.
Количество студийных альбомов: 3.
Балл RYM: 77,067.
Ключевое десятилетие: 1970's.
Лучший альбом: El jardín de los presentes (79).

Почитать:
Биография Луиса Альберто Спинетта - ссылка

От МакЛыди:
Луис Альберто Спинетта – главный человек в истории аргентинского рока. Отметился в массе групп, всю жизнь был известен и востребован. Если знакомиться со случайными фактами из его жизни, может показаться, что Invisible даже не были главным проектом его жизни, но вот музыкальные гики так не думают. Все три альбома группы, вышедшие в короткий промежуток времени с 1973 по 1977 год, стали очень известными в прогрессивных меломанских кругах. Без сомнений, это самая малоизвестная группа в моём проекте. Когда собирал статистику – вообще офигел. Дискография общей длительностью меньше чем в два часа умыла многих мастодонтов, о которых поколения слагают легенды. Невероятно. Но если вы уважаете прог-рок и ещё не слышали Invisible, вам можно позавидовать. После этих трёх лонгплеев вы поймёте, чем аргентинский прог-рок и гений Спинетты покорил мир.

Послушать:


71 место
Townes Van Zandt




Статистика:
Страна: США.
Жанры: Singer/Songwriter, Country, Contemporary Folk, Progressive Country, Americana, Outlaw Country.
Время активности: 1965 - 1996.
Количество студийных альбомов: 11.
Балл RYM: 77,12.
Ключевое десятилетие: 1970's.
Лучший альбом: Townes Van Zandt (80).

Почитать:
Биография - ссылка
История жизни - ссылка
Американский шансон – работяга плачет навзрыд - ссылка
Чуть-чуть о Таунсе Ван Зандте - ссылка
Рецензия на Waitin' 'Round To Die - ссылка
Be Here to Love Me: A Film About Townes Van Zandt - ссылка

От МакЛыди:
Совершенно откровенно хочу вам признаться, что Таунс Ван Зандт это, по всей видимости, ключевая фигура в плане того, чтобы влюбить в кантри русскоязычного слушателя. Его музыка настолько проста, а тембр так приятен, что в совокупности такое творчество может стать хорошей заменой "музыке для фона". На самом же деле, для заполнения пустоты он не писал никогда. Очень грустный и бесконечно одинокий, кажется, он был счастлив только тогда, когда брал гитару в руки. Без дополнительных источников, только из музыки, я никогда бы не поверил, что за всем этим меланхоличным аутло-флёром скрывался настолько несчастный и побитый судьбой бедняга-аскет. Внутри была боль, а от песен веет позитивом и безмятежностью. Удивительный был человек. Послушайте какой-нибудь его альбом, может именно он изменит ваше отношение к кантри-культуре.

Уголок меломана:
Глеб Борис Бритва с печальной историей певца.

Сейчас о Таунсе Ван Зандте выходят книги, снимаются документальные фильмы, блоги пестрят восторженными постами, а коллеги по сцене вспоминают его в своих мемуарах и многочисленных интервью. Всегда в тени, в безвестности, пресмыкаясь по подвалам и клоповникам, доедая вчерашние гамбургеры – такой была большая часть его жизни, жизни странствующего музыканта, пропойцы и наркомана, человека, подарившего надежду музыке кантри. Ренессанс американской фолк-музыки в 60-е годы имел далеко идущие последствия. Это был триумф сонграйтерской мысли, усилиями молодых авторов-исполнителей создавалась новая песенная реальность, музыкальная традиция нового поколения американцев. Ещё никогда народная музыка не имела настолько принципиально важного значения, ведь в условиях массовой культуры и развитых рыночных механизмов она становилась настоящим социальным оружием, звоночком, болезненно реагирующим на любые проявления несправедливости. Сегодня Боб Дилан выпускает новый сингл – завтра его хором поет вся страна. Мог ли искренний, исповедальный стиль Дилана повлиять, скажем, на родственный фолку сектор кантри-музыки? Разумеется, мог и повлиял.

В конце 60-х в кантри наблюдалась нехватка молодых исполнителей, а это в свою очередь привело к общему кризису, вызванному отсутствием свежих идей. Представители жанра разбились на два противоборствующих лагеря – традиционалистов, выступавших, как понимаете, за возврат к истокам, к наследию, из которого за предыдущие десятилетия были выжаты все соки, и эстрадное крыло, ратовавшее за коммерческий подход, за симбиоз кантри и эстрадной музыки, в которой образ ковбоя был не более чем привлекательной мишурой, а вклад авторов ограничивался созданием броских, но, увы, примитивных, как по методичке, формальных композиционных конструкций. Эта ситуация рано или поздно должна была измениться, и это произошло с приходом немногочисленной, но вместе с тем судьбоносной для жанра, плеяды исполнителей с новым видением облика кантри, его задач и путей развития. С этим движением обычно ассоциируются такие имена как Уэйлон Дженнингс, Крис Кристофферсон, Вилли Нельсон, Таунс Ван Зандт и другие кантримэны, на самом деле крайне разнообразные по стилю и воззрениям, но всех их объединяло то, что они не укладывались в имеющуюся схему, им не было места в налаженной машине шоу-бизнеса. Они находились как бы «вне закона», отсюда и название «outlaw country».

Далеко не все представители аутло-кантри, согласно сложившемуся стереотипу, были приверженцами гангстерского образа на сцене, бандитского или нон-комформистского поведения, среди них были в той или иной степени и пацифисты. Аутло стало альтернативой приторному коммерческому формату, поскольку в отличие от него главным образом затрагивало проблематику личности и нелицеприятные стороны американской действительности. Таунсу Ван Зандту повезло меньше из всех перечисленных артистов, но его вклад в жанр поистине впечатляет. Вообще в голове тяжело укладывается тот факт, что сын нефтяного магната и правнук знаменитого политика, в честь которого в Техасе назван округ с населением пятьдесят тысяч жителей, вместо карьеры юриста выбрал для себя бродяжнический образ жизни и намеревался зарабатывать на хлеб и стакан виски, выступая в придорожных забегаловках.

Таунс бросил юридический факультет и тайком отправился странствовать в Оклахому, предоставив в деканат фальшивую справку от родителей. Когда подлог вскрылся, Ван Зандта, уже успевшего приобрести алкогольную зависимость, отправили на лечение в психиатрическую клинику. Там у начинающего исполнителя выявили целый букет заболеваний, сопутствующих маниакально-депрессивному синдрому. Однако лечение, напротив, лишь усугубило течение болезни и даже более – повредило память Ван Зандту, вследствие чего он потерял воспоминания о своем детстве. После смерти отца Таунс окончательно отбился от рук, бросил учёбу и пустился в вольное плавание. На фоне перманентной депрессии Ван Зандт усугублял своё состояние алкогольной и героиновой зависимостью, а когда не мог достать дозу – нюхал клей. Денег не было ни на нормальную еду, ни на ночлег, ни на медицинское обслуживание.

Выступая в одном из клубов Хьюстона, Ван Зандт привлёк внимание нэшвильского «отщепенца» Микки Ньюбери, который в будущем запустит карьеры аутло-исполнителей Дженнингса и Нельсона, а также недавно упокоившегося Кенни Роджерса. На тот момент Ньюбери был одним из наиболее толковых сонграйтеров, и его взгляды шли вразрез с политикой конвейерного кантри «RCA». Микки помог Ван Зандту заключить контакт с малозначительным лейблом «Poppy Records» (остальные попросту не захотели иметь дело с каким-то бродягой), на котором было издано большинство его альбомов. Они, впрочем, оставались незамеченными даже в среде искушенных любителей кантри, что объясняется почти нулевой раскруткой и, как следствие, копеечными продажами пластинок Ван Зандта. Дело сдвинулось с мёртвой точки на исходе первой половины 70-х. На композиции Таунса стали делать каверы сначала соратники по аутло, а затем и кантри-исполнители звёздной величины. Первый такой случай произошёл в 1976 году, когда Эммилу Харрис перепела балладу «Pancho and Lefty». Успех этой песни стал еще более громким, когда совместный кавер на неё сделали Вилли Нельсон и Мерл Хаггард. Это одно из наиболее известных произведений Ван Зандта. Автор не раз утверждал, что песня сама нашла его. Как следует из основополагающего для аутло-кантри документального фильма «Heartworn Highways», Таунс написал её о двух мексиканских бандитах, которых увидел по телевизору через две недели после того, как написал песню. Вот вам и провалы в памяти…

Вопреки увеличивающемуся спросу на музыку Ван Зандта, сам исполнитель не стремился ухватить птицу счастья за хвост. Ни миллионы долларов, ни обложки глянцевых журналов, ни овации публики, кажется, совершенно не интересовали его. Как и прежде, Таунс неспешно доживал свой век в жалкой лачуге с удобствами во дворе. Он даже перестал записывать новые альбомы, хотя по-прежнему приезжал в город, чтобы заработать пару баксов, выступая перед горсткой случайных зрителей. Тем не менее, всё это время Ван Зандт оставался культовой фигурой, и интерес к его личности не ослабевал. Изредка его удавалось затащить на какой-нибудь небольшой фестиваль, а в редчайших случаях – на телешоу, где он чувствовал себя явно неуютно. Концовку своей жизни Таунс проводил в уединении со своей подругой-гитарой, иногда откликаясь на предложения других музыкантов поработать совместно. Кроме музыки он больше ничего не умел делать, и по большому счёту ему было наплевать даже на собственное здоровье, угробленное круглогодичным употреблением алкоголя и всяческой дряни. Так, однажды он упал с лестницы и сломал бедро, однако вместо срочной госпитализации предпочёл по приглашению ударника Sonic Youth Стива Шелли отбыть для участия в студийной работе, которая, к несчастью, оказалась для него последней. В первый день 1997 года Таунс Ван Зандт умер у себя дома от сердечного приступа.

Послушать:

Tags: Погружение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments