alex_mclydy (alex_mclydy) wrote,
alex_mclydy
alex_mclydy

Category:

10 точек. Блю (Blue, 1993)

Долгое время сомневался между двумя фильмами и в итоге обратился за помощью к той, без которого этого проекта бы не было. Из описаний, которые коротко можно ознаменовать как "лютый арт-хаус" и "не очень лютый арт-хаус", она выбрала первое. В итоге девяностые оборачиваются довольно жёстким образом.

Может быть не единственный, но точно самый знаменитый фильм, снятый в один кадр. "Блю", Дерек Джармен.

Проспойлерить этот фильм невозможно при всём желании, поэтому можете смело читать. Сумбурно, ибо дискуссия велась около двух ночи в рабочий день.



Лена: Фильм странный. Мне понравился. Я почувствовала себя ослепшим пациентом, сидящим рядом с рассказчиком. Ощущение жутковатое, но хорошее... Музыка атмосферу передаёт. Не могу не отметить операторскую работу.
МакЛыди: Я думал тебе рассказать о режиссёре, но фильм построен так, что всё необходимое он рассказал о себе сам.
Лена: Это да... Приход слепоты, надежда, желание умереть.
МакЛыди: Хотя я не знаю точно, какие слова принадлежат именно режиссёру, потому что всего текст читало 3 человека – сам Джармен и два его любимых актёра, которых он часто снимал в своих фильмах. Плюс были вставки с женским голосом – это Тильда Суинтон, его муза.
Лена: Ого...
МакЛыди: Каким словом ты бы описала этот фильм в первую очередь? Только не "голубой".
Лена: Угасающий. Или остывающий.
МакЛыди: А если существительное?
Лена: Затухание. Или маятник.
МакЛыди: А для меня это слово "Исповедь". Именно в желании исповедаться перед скорой смертью я вижу главную причину появления этого фильма на свет.
Лена: Вот и разница мужского и женского восприятия. Я вижу смерть, а ты цель.
МакЛыди: Сама по себе мысль, что измождённый, ослепший, умирающий человек хочет творить до последнего дня – это круто. Внушительно. Уже в этот момент, когда осознаёшь, насколько ему было плохо во время съёмок, дыхание учащается. Но всё же то, что он говорит, то есть содержание, я вижу много более важным, чем радикальную форму, в которую облачён этот фильм.
Лена: Форма меня не испугала. Она как раз таки дала возможность погружения. Попытка понять его, хоть на недолгие 70 минут.
МакЛыди: Что именно ты имеешь в виду?
Лена: Состояние слепоты. Ничего нет, кроме звуков и голосов. Ты не видишь окружающих, только слышишь и представляешь. Мысли уводят в воспоминания.
МакЛыди: Но всё же довольно внушительную часть хронометража Джармен отводит на то, что описывает последние вещи, которые он видел. Тебе не кажется, что описать состояние слепоты – это всего лишь малая доля замысла?
Лена: Само собой. Ну, возможно, ещё более чутко воспринимать рассказчика.
МакЛыди: Рассказчик – понятие растяжимое. Джармен болел СПИДом 7 лет, и в фильме он рассказывает о разных временах болезни. В том числе вспоминает уже умерших друзей (любовников). И этот вечный неизменный голубой экран в том числе и для того, чтобы стереть границы между состояниями режиссёра в разные моменты времени. Потому что главное, что он слеп на момент съёмок. Как ты вообще к абстракционизму, к минимализму относишься? Фильм, помимо прочего, называют киноаналогом "Чёрного квадрата" Малевича.
Лена: Клянусь, только о нём подумала. Гениальное произведение.
МакЛыди: Однако "Квадрат" – это ода жизни, высшая точка творчества художника. А "Блю" – ода смерти. Она ощущается во всём буквально с первых секунд.
Лена: Хотя... Голубой... Цвет надежды.
МакЛыди: Экран мог бы быть чёрным... но он голубой. Потому что у слова blue миллион значений. И вокруг одного этого слова Джармен выстраивает всё повествование. Если ты смотрела не в оригинале, то могла упустить этот момент.
Лена: В оригинале, с тихим закадровым переводом.
МакЛыди: Blue может быть одновременно и прилагательным, и существительным, и глаголом. И Джармен пользуется всем этим. Самое распространённое, наверное, тоска. Ещё нельзя не отметить единственный по-настоящему светлый момент фильма – поцелуи. Как ты думаешь, что они символизировали?
Лена: Воспоминания о счастливых моментах, что всё было не напрасно?
МакЛыди: Соглашусь. Говорит он о поцелуях, а подразумевает всю радость, что его нетрадиционная ориентация смогла ему принести. Таким образом, режиссёр отвечает на вопрос, что будь у него выбор много лет назад, он не изменил бы его. Чисто философский вопрос на тему того, что люди рождаются гомосексуалистами, а не приобретают эту наклонность. То есть особо консервативный зритель, когда смотрит этот фильм, повторяет про себя "вот не был бы пидаром, жил бы припеваючи, и не ослеп бы". А Джармен одним коротким эпизодом их осаживает. Даёт понять, что ощущал в жизни то, что многим и не снилось. Давай подробнее о саундтреке. Всё-таки его ценность в подобного рода кино вырастает в разы. Подбери какие-то эпитеты, опиши музыку. А я пока тебе расскажу, что помимо большого кино Джармен снимал и стал известен, прежде всего, своими клипами. Короткие метры получили такие исполнители, как Pet Shop Boys, Patti Smith, Bob Geldof, Bryan Ferry, The Smiths, Marc Almond.
Лена: В начале фильма она была тонкой, не отвлекала. По мере развития действа она нарастала, иногда просто взывала о чувстве... О желании поддержки, крике одиночества. А момент, когда он понял, что всё... Музыка стала саркастически весёлой. Финальный трек чётко обозначил конец и освобождение.
МакЛыди: А я особо не услышал различий в настроении.
Лена: Хм...
МакЛыди: Ну, то есть понятно, что под поход по больнице и по улице играет разная музыка... Но она всё равно окрашена в пессимистичные тона постоянно. Как бы намекает на то, что очень скоро кроме неё и воспоминаний у Дерека больше ничего не останется.
Лена: Да, но они все мне показались разными.
МакЛыди: Казалось бы, у него ещё есть сны, в которых он здоров и видит жизнь в лучшем свете, но почему-то он совсем не стал заострять на них внимания. Как думаешь, почему?
Лена: Не хотел вводить зрителя в заблуждение.
МакЛыди: А в чём заблуждение?
Лена: В счастливом финале. Ну и сны – это всё же личное, что он оставил себе.
МакЛыди: Я думаю, что при более широком обозревании снов сместилась бы расстановка приоритетов в плане общей атмосферы фильма. Но и ты права, наверняка. Зафиналить я хотел вопросом, на который ты видимо уже промеж дела успела ответить. Что, если б ты узнала о существовании подобного фильма (в плане формы) не от меня, отпугнуло ли бы тебя это и каково было бы твоё предположение, о чём может быть такое кино. Кому оно может быть интересно по итогу?
Лена: Одна бы я не решилась подобное в первый раз посмотреть. Испугало бы то, что сама я его понять не смогу. Такие фильмы для более искушённых киноманов. Простому обывателю сложно, это ты меня на путь истинный направляешь. О чём кино... Такая форма предполагает страдание, одиночество. Как мне кажется. Не каждый решится нырнуть на такую глубину.
МакЛыди: Тебя фильм равнодушным не оставил?
Лена: Конечно нет!

~~~

А дальше было признание, что меня оставил, и её последующее удивление.

Я встречал во многих рецензиях мнение о том, что фильм из-за своей формы может нравиться или не нравиться, но точно не оставляет равнодушным. Однако я при "просмотре" именно что скучал. Нет никаких сомнений, что при таких начальных условиях фильм обязан был быть таким, и как-то странно требовать от умирающего человека каких-то сверхусилий. Дело не в этом. Кино подобного плана заточено на своей концепции, и если она не работает, то козыря в рукаве не оказывается. Здесь не появится какой-то лихой сценарный ход или новый персонаж, что перевернёт воображение. Нужно "ловить волну" и пытаться прочувствовать всё то, что ощущал Дерек в последние годы борьбы с болезнью. У меня этого не получилось. А все разговоры о "сверхформе", возвращении кинематографа к своим истокам и супероригинальности творческого подхода режиссёра считаю высосанными из пальца. Человек, блядь, умирал. Мечтал до премьеры дожить. Он о мирском думал, а не о революционном. Но эстеты, конечно, со мной не согласятся.
Tags: 10 точек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments