July 14th, 2020

Карапуля. Baauer - PLANET'S MAD


Подошло время писать Карапулю. Оглядел список уже прослушанных июньских альбомов и понял, что именно лонгплей Бауэра из них самый примечательный. Удивился собственному вкусу, что называется.

Мы живём в такое время, когда люди чуть старше тридцати уже могут считаться ветеранами своих музыкальных жанров. История Гарри Родригеса (реальное имя Baauer) именно такая. Он начал писать музыку в... 13 лет. Жанр – электро-хаус. Конечно, большинство тех треков не услышал никто, кроме самого ближайшего окружения начинающего ди-джея, но некоторые попали в ротацию радио. И не абы куда, а на BBC Radio 1. Параллельно с написанием музыки на компьютере он изучал аудиотехнологии. В общем, всецело был погружён в музыкальную индустрию, только с ней связывал своё будущее. В 22 он, наконец, после долгих лет усилий подписал контракт с крупным лейблом, а в 23 смог локально перевернуть мир всего лишь одним треком.

Трэп как поджанр хип-хопа существует ещё с девяностых, но едва ли кто-то воспринимал его всерьёз (как и всякие кранки/фонки, гаснущие, едва сверкнув), пока он не нашёл своё продолжение в электронной музыке. EDM-трэп летом 2012-го взлетел над миром как могучий феникс. После появления трип-хопа ещё не было такого масштабного влияния хип-хоп культуры на какой-то параллельный жанр музыки. И главный хит Бауэра 'Harlem Shake', который звучал тогда благодаря танцевальному флешмобу из каждой пробирки, стал основным популяризатором трэпа в народе. А потом понеслось: крупные трэп-релизы, как в жанре танцевальной музыки, так и в хип-хопе начали плодиться в геометрической прогрессии. Первую половину десятых вполне можно назвать лучшим временем трэпа. Конечно, ребята типа Yellow Claw и Flosstradamus не добрались до высших позиций Биллборда, но свой кусок пирога откусить смогли, выйдя на какой-то этап из лютого андеграунда. В сетах ди-джеев по всему миру было огромное количество трэпа, всевозможные тематические топы были переполнены именами трэп-героев.

А что Бауэр? Написал трек, взорвавший всем мозг, и слегка ушёл в тень. Не стал выпускать миллион треков, похожих на свой главный хит (он, кстати, добрался до 1 позиции в США и до 3 в Британии), и стричь купоны, как это делают практически все современные "звёзды". Редко выпускал даже синглы, а в 2016-ом внезапно разродился сразу альбомом. Тогда уже о Бауэре, как и о трэпе в целом, многие забыли (ох уж эти современные тренды – пожуй да выплюнь), но мне было очень интересно, что там тихо сочинял Гарри все последние годы. Лонгплей получил название Aa. Тогда он мне не понравился, а сейчас я и вовсе не помню с него ни единого трека. Многие электронные продюсеры боятся записывать полноформатники, всю жизнь выпуская лишь EP и синглы, ибо тяжело удержать слушательское внимание на протяжении 40 минут в прикладных жанрах, призывающих танцевать, а не думать. Бауэр попробовал – не вышло. И снова ушёл в тень.

Спустя ещё 4 года состоялось новое возвращение. Признаться, за это время мои слушательские приоритеты серьёзно сменились, но отказать себе послушать старину Бауэра (реально ветеран, поколение Z о таком музыканте знать не знают) я не смог. И оказался если не поражён, то серьёзно удивлён. Параллельно с трэпом руками продюсера под псевдонимом Wiwek в 2012 году начал развиваться другой сабжанр электронной музыки – джангл-террор. У него не было такого момента массового успеха, как у собрата, но жанр всё ещё жив. В разные годы к нему прикасались звёзды других стилей: Major Lazer, Hardwell, DJ Snake, Wolfgang Gartner, Valentino Khan, Afrojack. Теперь дошла очередь Бауэра (хотя его на момент лета 2020-го звездой уже никак не назовёшь). На PLANET'S MAD куда больше террор-саунда, чем того, с чего Гарри начинал свой путь. Если у трэпа есть вариации в плане быстрее-медленее, энергичнее-меланхоличнее, то джангл-террор – это фактически всегда музыка мощная, давящая на перепонки, с очень глубоким бассом и ноткой нойза. Бауэр новой формации чувствует себя в этой стилистике как рыба в воде. Очень неожиданно, что альбом буквально проезжает по тебе катком, представляя собой действительно что-то единое и органичное. Но больше всего мне запомнилось ощущение от некоторых треков, которые будто помещают тебя в центр какой-то ритуальной процессии где-нибудь на берегу Таганьики. Я очень люблю африканскую музыку, и это подспудное чувство ментального единения музыки Родригеса и этники чёрного континента возбуждало меня на всём объёме альбома. Не знаю, закладывался ли такой посыл, но я уловил. Бешеная музыка.

Оценка 7,5. Очень зашло.