November 14th, 2019

Флешмоб детских воспоминаний


Ну что, заходим на третий подряд пост с нулём комментариев. Кто рискнёт прервать молчание под постами в этом бложике?

misa_bond не читает меня, но я очень давно читаю её, потому не мог пропустить очередной интересный флешмоб. Он называется "три детских воспоминания". Тебе дают три слова, а ты отвечаешь тремя ассоциациями, что первыми придут тебе в голову из детских воспоминаний.

Когда увидел три слова, что достались мне, я сразу понял, что могу найти к каждому по абзацу из своей биографической книги, которая ещё не дописана. И знаете, я так и поступлю. Не для того, чтобы подогреть в вас интерес: и так понятно, кто будет это читать, а кто плюнет и забудет. Здесь будут три этих абзаца только потому, что это действительно яркие воспоминания, иначе бы они не оказались положенными на бумагу. Хотя, насчёт первого слова можно было рассказать, как однажды холодное оружие оказалось воткнутым в мою спину, в сантиметрах от позвоночника, насчёт второго – вспомнить про песню Элтона Джона "Believe", что была первой, оказавшей на меня уничтожающее впечатление, насчёт третьего – упомянуть мою любимую Ларису Николаевну, из-под крыла которой я выпорхнул не попрощавшись и оставил своим резким исчезновением рану на душе... Но это в другой раз. Кто хочет поддержать флешик – пишите, подберу вам три слова.

Нож
В один из приездов милиции случилась одиозная и совсем не весёлая ситуация. В тот вечер мама не хотела быть собутыльником, о чём честно призналась. Рюмки всё же наполнились, зазвучали угрозы в ультимативной форме. Недолго думая, мать схватила стопку и отправила содержимое в лицо тирану. После того, как наш рыцарь без белого коня выбил из неподдавшейся на уговоры всё дерьмо, он успокоился как-то быстрее обычного. Ушёл в другую часть дома, стих. У бабушки появилась мысль рассказать о ложном вызове (милиции), но по состоянию дома и маминому лицу было понятно, что ничего хорошего в последние часы не происходило. Один из прибывших не разуваясь, с натуральным автоматом Калашникова, заходит в дом. “Где он прячется?”. Между тем, отец пробудился и по шороху в зале подумал, что нас грабят. Логика никогда не была его сильной стороной. Схватил нож, прибегает на шум… Я стою ровно за спиной милиционера и вижу, как он медленно, но довольно решительно направляет на отца оружие. Все остальные замерли, боясь спровоцировать что горе-защитника, что чересчур ответственного. Тогда мне действительно показалось, что я вижу своего папашу живым последний раз. Оценив численный перевес и вооружённость стороны противника, он всё-таки додумался медленно положить холодное оружие на шифоньер и завести руки за голову в знак капитуляции. Его увезли, а я потом всю ночь читал маме анекдоты. Сама попросила, хотя всем было не до смеха. Из-за боли она не могла в ту ночь уснуть.

Музыка
В плане внезапного пробуждения тоже был один памятный эпизод. Как сейчас помню: покушал, уроки сделал, зубы почистил, поинтересовался, не нужна ли помощь с чем-нибудь. Нет, сынок, иди на боковую. Спокойный вечер, без алкоголя на столе. Но когда я уснул, по всей видимости, к нам зашёл кто-то из друзей семьи, причём не с пустыми руками. Какое-то время вечеринка продолжалась, потом гости ушли, а у отца где-то в мозжечке включилась кнопка агрессии. Меня он выволок буквально за волосы и бросил между плачущими бабушкой и мамой. Втроём лежим на кровати и не можем предугадать следующий шаг. Страх заполонил сознание, потому что всё происходящее не было похоже на традиционный мордобой. Но помимо того жуткого состояния осталась в памяти ещё одна деталь. По громко играющему телевизору шёл клип Modjo – «Lady». Тогда я услышал песню впервые, а впоследствии она стала одной из главных в моей жизни.

Учитель
Вот такой, постоянно голодный и частенько дурно пахнущий, я ходил в школу, где в младших классах учился на одни пятёрки. Воспитывали меня методом “кнута”. Не знаете такого? Это когда за оценку “отлично” тебя сдержанно хвалят, а за все остальные по порядку уменьшения балла множат на твоём теле синяки, используя принцип геометрической прогрессии. В садик меня не отдали по понятным причинам, а когда в пять лет привели на собеседование перед поступлением, учитель с меня просто охренел. Особенно поразило моё чтение на скорость – что-то около 60 слов в минуту. В школе всегда было хорошо – учёба давалась, много друзей, хорошее отношение. Главное – там никто не знал, кто я такой. Только догадывались, насколько неблагополучна моя семья. Мне всегда удавалось скрывать синяки и порезы, если что-то было на видных местах – в ход шли интереснейшие истории про травмы, полученные в быту. Мне всегда верили, но в какой-то из дней молоденькая преподавательница что-то заподозрила. Веди, говорит, меня к себе домой, знакомь с родителями. Опять же, у меня не было осознания того, что так много пить – это не норма, и я шёл с ней по знакомым тротуарам с улыбкой на лице, рассказывая истории. Каким-то чудом мы застали ещё не совсем убитых мать с отцом, причём разговор вёл представитель сильного пола. Выветрились из головы темы беседы, но до сих пор свежо то чувство обиды. Только женщина покинула наш дом, как батя в истерике, с натуральными криками и претензиями о том, как я мог такое допустить, начал втаптывать меня в пол. При этом у меня не было ни единой мысли, за что.