May 15th, 2019

Тематическая кинорулетка. Следствие по делу гражданина вне всяких подозрений (1969)

Многие из тех, кто это читает, ассоциируют меня с киноманством. Блог, который до недавних пор был полностью киношным, постоянное участие в кинорулетках, активность на других площадках, отслеживание трендов… Да, это всё про меня. Тем не менее, такие раунды игры, как этот, заставляют меня вспомнить о том, что никаким киноманом я не являюсь и в тусовку высоколобых эстетов, что выпячивают своё мнение по поводу и без, не стремлюсь. Я слишком поздно увлёкся этим видом искусства, у меня напрочь отсутствуют знания о классике кинематографа, да и моя отрешённость от книг, в которых режиссёры всех поколений черпали вдохновение, тоже даёт о себе знать. Нет базы, нет уверенности в себе, нет желания кому-то что-то доказывать. Есть лишь возможность пропускать что-то сквозь себя и делиться с читателями тем, что остаётся на душе в итоге. Ну и какое-никакое подобие интеллекта.

Я не случайно начал отзыв о фильме таким образом, поскольку писанина в этот раз будет скорее обо мне, чем о работе Элио Петри. Даже в названии этого блога кроется огромная подсказка к вопросу о том, как ваш покорный слуга воспринимает картины разных лет. “Быть кинолюбителем” означает не только ироничное отношение к любви искусства в целом. Кинолюбитель – это ещё и статус, который я сам навесил себе на плечи много лет назад, более мягкий синоним жаргонизму “кинопрофан”. С тех пор, как кажется, в понимании кинематографа я продвинулся чуть. Истина так и продолжает утекать как песок сквозь пальцы. Однако врождённое стремление всё анализировать с годами нашло применение и в этом контексте. Чтобы точнее определиться с оттенками негативных эмоций, я придумал градацию отрицательного послевкусия. Не ради преобразования в итоговый балл (там всё ещё сложнее), а скорее для возможного пересмотра ленты тогда, когда я буду к этому готов.

Отвратительный отстой мы рассматривать не будем, с ним и так всё ясно. Шидеворы наподобие “Взломать блоггеров” у адекватных зрителей могут вызвать лишь одну эмоцию. С неочевидными же вариантами появляется так называемая “линейка”, которой хочется пользоваться. Относительный негатив, относительный позитив. Когда душой радуешься, но умом понимаешь, что фильму многого недостаёт. Или наоборот, когда все плюсы налицо, но в сердце пустота. Во всех этих усреднённых эмоциях есть ещё подпункты, о которых сейчас распространяться не хочется, но вот на одном остановиться надо. Это когда фильм по всем параметрам кажется тебе средним, и зачастую эти чувства граничат с непониманием его сути, а сведения из интернета и голые факты кричат тебе с экрана монитора, что ты только что должен был прикоснуться к волшебству. Именно это, крайне болезненное состояние, я испытал после просмотра сабжа. Тут и ни одной отрицательной оценки среди всех моих КП-шных друзей, и сплошь положительные оценки критиков, и лишь “зелёные” отзывы на странице главного русского агрегатора, и то, зачем мы все здесь, собственно, собрались. Оскар за лучший фильм на иностранном языке. Будь я революционером по характеру, сейчас бы лихо прокатывался по всем аспектам, на всё наплевав. Но я консерватор. Глупый-глупый консерватор, который сейчас будто нашкодивший пёс, выглядывающий из-под кровати, попытается вам всё-таки рассказать немного о фильме.



В рамках одного дня жизнь начальника полицейского управления по имени Дотторе (его играет Джан Мария Волонте) кардинально меняется из-за сразу двух чрезвычайно значимых событий. Во-первых, он убил женщину, с которой продолжительное время тайно встречался. Как кажется на первый взгляд, после злодеяния он аккуратно уничтожает следы, пытаясь спихнуть обвинение на другого. На самом же деле всё наоборот. Мужчина оставляет повсюду свои отпечатки, вступает в кровь жертвы и даже под ноготь ей запихивает нитку с собственного галстука. Смысл подобных поступков раскрывается в сюжете не сразу. Второе же событие в жизни главного героя – скорое повышение. Теперь он будет бороться не с обычными тунеядцами и преступниками, а с людьми, что своими действиями угрожают политической стабильности государства. Подпольные организации, коммунисты, бунтовщики. Посадить за решётку невиновного для него – раз плюнуть, но только не в том случае, когда виновник – ты сам. Впервые за долгое время Дотторе испытывает страх, который нельзя выпячивать перед новыми подчинёнными.

Всё, что касается зачина истории и детективной составляющей, сделано очень неплохо. То, что максимально приближено к реализму, понравилось мне в творении Петри больше всего. Дотторе в завязке кажется просто запутавшимся человеком, который сделал непоправимую ошибку, и теперь всеми возможными законными и незаконными способами попытается выбраться из патовой ситуации. Но чем больше в сюжете появляется сюра, тем ниже интерес ко всему происходящему. Фильм внезапно оказывается совсем не тем, чем себя объявил стартовыми тридцатью минутами. Половина диалогов главного персонажа с начальниками и пресмыкающимися смешны, но это было бы весело, если бы не было так грустно. Хронометраж неспешно приближает повествование к финалу, рождая всё новые и новые вопросы, но где здесь правда, а где – вымысел, уже не разобрать. Жирную точку в происходящей вакханалии ставит финал, фактически эпилог картины. Сон Дотторе, в котором его не хотят арестовывать даже несмотря на чистосердечное признание и очевидные улики.

Я крайне аполитичный человек, поэтому кому Петри хотел плюнуть в лицо посредством появления такого мракобесия знать не знаю. Кого цитировал, на кого ссылался – то же самое. Криминала здесь минимум, комедии – ещё меньше, а вот жёсткая сюрреалистическая драма, замешанная на эротике и политике – это то, чем фильм, безусловно, является. Можно пробежаться по фактам, а они таковы, что успех “Следствия по делу” кроется в стараниях трёх человек – режиссёра Элио Петри, композитора Эннио Морриконе и актёра Джана Волонте, однако никого из них похвалить я не могу. Особенно последнего. Человек по сценарию чуть ли не личность меняет, а у этого постоянно выпяченный высокий лоб, гонор и превосходство над всем сущим. Хотелось бы куда более тонкого подхода. Тот же “Смерть в Венеции”, хоть и оставил после себя похожие ощущения, благодаря игре Богарда запомнился надолго. А эту белиберду я уже почти уничтожил в своей памяти.

Ну а главное, что я испытал в этом туре кинорулетки – это стыд. Находиться в столь прекрасной компании авторов и который раз гнобить неплохое (очевидно) кино из-за банальной нехватки мозгов – это позор. Мне стыдно, но в своих эмоциях я откровенен. Как и всегда.

Оценка: 5 из 10.