December 5th, 2018

Эпизоды. 88-86



88 место
Метрополис (1927)
[...]
silence
Многие, кто ещё не видел "Метрополис", не верят в росказни уже посмотревших о том, насколько монументальное это кино и насколько оно опередило своё время. Научно-фантастическая антиутопия 1927 года выпуска – это вообще законно? Фильм ломает мозг в плане представления вещей, связанных с немым кинематографом, весь свой объём. Но когда на экране появляется человек с подобием мобильного телефона, а весь эпизод выглядит как звонок по Skype, тут я уже просто не знал, что думать. Это не фантастические комедии с их шуточками о будущем. Это чистый гений Теа фон Харбоу, в точности просчитавшей многие вещи из будущего.


87 место
Ветреная река (2016)
[SPOILER ALERT. Не открывайте, если не смотрели фильм]
"Джейн! Отойди от двери!"
Не самый выдающийся фильм, даже в год своего релиза прошедший почти незамеченным, уничтожил меня своей кульминацией. С равной степенью 87 пункт топа можно засчитать и тому, что непосредственно на скриншоте, и тому, что было пару минут после этого. Предельно натуралистично показанный жёсткий климат Вайоминга довольно внезапно сменился людской жестокостью. Внутренний критик говорит: "Зачем эти идиоты пошли на такое? На что они рассчитывали?" Эпизод не очень логичен в плане наличия инстинкта самосохранения у героев фильма. Однако в развязке один из горемык, находясь под дулом ружья, отвечает за всех уже почивших: "Понимаешь, здесь только снег. Бесконечный ёбаный снег. Повсюду снег". В таких адских условиях жизни даже убийство – забавное развлечение.


86 место
Комната (2015)
[...]
"Доброе утро, лампа. Доброе утро, змейка. Доброе утро, шкаф. Доброе утро, телевизор. Доброе утро, раковина…"
Честно признаюсь, что я уже не очень хорошо помню фильм в целом, но этот эпизод навечно останется у меня в памяти. Речь, конечно, не о стартовом кадре и не о приведённой цитате, а о том моменте, когда зрителю дают понять, какой жизнью живут два главных героя последние 6 лет. Та же тюрьма, но даже за колючей проволокой жизнь повеселее, по многим параметрам. Я продолжал смотреть фильм, но в душе пытался битых два часа ответить себе на вопрос: какой мразью нужно быть, чтобы подвергнуть такому близких людей? Да вообще людей, любых. "Папа" из фильма Абрахамсона – не меньшая сволочь, чем зелёномилевский Перси.