February 21st, 2018

Тематическая кинорулетка. Дурацкое дело нехитрое (Kraftidioten, 2014)

Не знаю, как у вас, а у меня Стеллан Скарсгард всегда вызывал ассоциации “человека, которому лучше не попадаться на пути”. Раздавит. При том, что актёр он отличный и нередко берётся как за отрицательные, так и за положительные образы, подспудно всё равно ощущаешь какую-то бомбу замедленного действия. Ему уже давно за 60, но он ни разу не выглядит на свои годы. Крепкий шведский мужик. Ещё с девяностых его активно начали звать в голливудские проекты, а на родине и в прилежащих скандинавских странах Скарсгард уже давно герой. Поработать с ним мечтают многие, а норвежцу Гансу Петтеру Молланду такая честь была уготована неоднократно. Два раза в девяностых и два раза в 2010-ых. Припасённый для вашего покорного слуги в рамках нового тура кинорулетки (тема “Скандинавские нуары”) фильм “Дурацкое дело нехитрое” преподнёс мне свидание именно с таким типажом Скарсгарда, который я описал. Преклонных лет гражданин, который будет убивать. Не из кровавых побуждений, а в качестве мести.

Казалось бы, мы имеем дело с суровым норвежским триллером, в котором по итогу мало кому удастся выжить, но это не так, а вернее не совсем так. Сюжет разворачивается вокруг наркокартеля с лидером Оле Форсбю по кличке Граф (Пол Хаген). До определённого момента у нарушителей закона всё идёт хорошо - они равноценно поделили территорию с албанцами и мирно толкают кокаин на “своих” владениях. Однако всё постепенно начинает меняться в худшую сторону, когда из самого ближайшего окружения Оле начинают пропадать люди. Исчезают один за другим, не оставив прощального послания. Ответ на вопрос, что тому является причиной, для Графа очевиден: албанцы совсем распоясались и нарушили перемирие, надо показать им, кто в городе хозяин! Однако истинная причина заключается в том, что люди Форсбю подписали себе смертный приговор, убив того, кого трогать не стоило. От их рук погиб Ингвар - сын Нильса Дикмана (Стеллан Скарсгард), мирного водителя снегоочистителя в норвежской провинции. Ублюдки всё обстроили как передоз, но отец, потерявший единственного ребёнка, наотрез оказывается верить в то, что сын был наркоманом. Случайно узнав имя убийцы, Нильс меняет яркую рабочую робу на тёмное пальто и отправляется в центр, чтобы лишить жизни всех причастных к смерти Ингвара. История без героев первого плана будет периодически обрываться, дабы зафиксировать очередную смерть (редакторам “Игры престолов” не поздоровилось бы, будь в сериале такая фишка), а диалоги постепенно введут зрителя в суть жанра черноюморной криминальной комедии.

Это мой первый фильм Ганса Петтера Моланда, при этом его имя пару недель назад мало бы что сказало мне в принципе. Это и хорошо, и плохо одновременно. Сейчас было бы легче интерпретировать картину через призму всего творчества норвежца, но во время просмотра было бы тяжело её в него вписать. “Дурацкое дело нехитрое” - кино нетривиальное, но при этом достаточно спорное. Именно для холодного триллера сценарий был бы чудо как хорош, однако непрекращающееся желание шутить приводит к дисбалансу. Очень тонкая грань, на которую вступил Моланд со своей идеей, не выдержана. Шаг вправо, шаг влево, ещё влево… Ощущение, будто катаешься на катере, а не смотришь кино. Неискушённый зритель и вовсе может сломать руку в фейспалме, ибо количество одиозных эпизодов ближе к финалу достигает угрожающей отметки. Именно концовка, последние 15 секунд, это вообще что-то из ряда вон выходящее. Вместо финальной точки над i у режиссёра вышла клякса. Неуравновешенность, но уже абсолютно осознанную, можно проследить и в актёрских работах. Скарсгард будто недоигрывает: ходит такой весь сам в себе, не то грустит, не то ликует от нового статуса. Диалог с братом в этом плане очень показателен. Антагонист Хаген, наоборот, жутко переигрывает, постоянно озираясь по сторонам в поисках новой жертвы. Безумные персонажи по разные стороны баррикад являются базисом для творческих экспериментов постановщика, но в итоге приходится признать: он с ними переборщил. Однако это лишь знак того, что вместо выдающегося фильма мы получили просто хороший. Для знакомства с наследием Моланда он подошёл весьма неплохо. Можно продолжать изучение.

ЗЫ Почему одно норвежское слово превратилось в три русских для перевода названия я не знаю, да и пофиг. Для той вакханалии, что происходит, такой русский перевод вполне уместен.

Оценка: 7 из 10.