May 3rd, 2016

Скайп-мост. Конгресс (The Congress, 2013)


После того, как дорогие друзья снова позвали меня смотреть по Скайпу фильм и даже предложили его выбрать, я попытался вспомнить всё наглухо отбитое, о чём я слышал, пошерстил списки на КП и составил свой. Взор Ивана привлёк фильм "Конгресс" - по мотивам произведения Станислава Лема, которое маленький Ваня читал давным-давно. Ира препятствовать не стала - ей понравилось моё утверждение о том, что фильм точно будет хорошим, а на плохое сейчас времени нет. Из постов, которые были вчера, вы уже успели понять, что однозначного мнения вновь не получилось. Закрываем тему, в общем. Обзор мнений в этот раз не столь массивен, поскольку Фольман забрал намного больше нашего внимания, чем Гарроне.

Действующие лица:
Кроль - lazy_rabbit и её пост.
Имперс - imperators87 и его пост.
and me.

Имперс: Это её реальные дети? Если да, то прикол.
Алекс: Нет, это актёры. Всех видел в других фильмах.
Имперс: А, ну ок.
Кроль: Не поняла, она реально играет себя?
Алекс: Инфа сотка.
Имперс: Это Рокки Бальбоа - женский вариант. Любовные истории экран покажет наш :)
Кроль: А история реальна? Или выдумана? Что происходит вообще? Это документальный фильм?
Алекс: Это фантастика. Сейчас ёбань начнёт происходить ещё та.
Имперс: У Лема там вообще мужик герой - Йион Тихий. И потом всякая кислота творится.
Кроль: Я не понимаю, о чём вы. Надо было про фильм почитать.

Кроль: Девочка юная выглядит так, будто готова изнасиловать каждого, включая брата - вы видите этот взгляд?
Алекс: Она играла проститутку. Поднаторела.
Кроль: Помню, да. Видимо, осадочек с прошлой роли - там она так же на Броуди смотрела!
Имперс: Есть такое.

Имперс: А вообще, напоминает сериал Черное зеркало. Очень сильно.
Алекс: Есть фильм Симона. Вот его я сейчас вспоминаю больше, чем ЧЗ.
Имперс: Да, кстати, тоже. Практически сиквел Симоны.

Алекс: Я придумал. Конгресс = Симона + Бразилия.
Имперс: При том, что Лем пока даже не заходил.
Кроль: Мне сложно одновременно обсуждать и смотреть, хочется думать.

Имперс: Чёрный юмор такой. Циничный.
Алекс: Когда человек смеётся, но не должен - это вселяет страх.

Имперс: Он ей помогает вызывать эмоции. Причем выходит это не наигранно.
Алекс: Он помогает всем, не ей. Он - паскуда и мразь. Винтик системы. Она тут - единственный человек... и уже нет. Больше и она не человек. Изъяли душу.
Имперс: Мразь не плакала бы.
Алекс: Хе-хе. Ну, вот и первое расхождение. Я как раз таки думаю, что реальные мрази как раз и плачут.

Имперс: По ходу, теперь это будет мульт. В адское местечко попала.
Алекс: Даже в мультике мизансцена решает.
Кроль: Вы заметили, что она тут самая антропоморфная? Остальные какие-то чудаки, а она максимально похожа на человека. Вокруг утки и кальмары. Атмосфера тащит всё, я себя чувствую как будто там, волшебно.

Алекс: Уже 2-3 стиля анимации поменялось. Тут далеко не только Дисней.
Имперс: Теперь больше аниме стилистика.

Имперс: Анимационные сны-флэшбеки - это сильно.
Кроль: Я частенько перестаю понимать что происходит. Не тот фильм, реально не тот, чтобы отвлекаться на комменты. Надо было дурацкое что-то брать.

Алекс: Оскар на полке. Уже нахер никому не нужен. Стоит-пылится. Одним штрихом показали, какая участь премию ждёт в будущем. Да и кино в общем.

Имперс: Это такая жесткая сатира. Бразилию даж переплюнет, наверно.
Кроль: Бразилию даж переплюнет, наверно. - не переплюнет; не настолько тонко.
Имперс: Но так жестко я не помню чтоб кто-то позволял. Хотя, может, мало смотрел.

Кроль: Это кино для прожженных киноманов? С тысячей отсылок? Что происходит вообще? Чувствую себя круглой дурой.
Алекс: Да, отсылок море. Но кино больше для души.
Кроль: Клёво вам видеть их. Моя душа психует - ненавижу тупить.
Имперс: Отсылок более чем до хера. И на книги, и на фильмы, и на историю.

Кроль: Эм... А какое отношение завязка истории (оцифровка актрисы и ее душевная травма, связанная с этим) имеет к тому, что происходит сейчас (мир сошёл с ума и все едят химию)? Не могу связать в голове начало и финал.
Алекс: В начале мир уже сошёл с ума, как по мне. Сидят, с дёргающегося глаза смеются.
Имперс: Мир сошёл с ума задолго до этого.

*затем был конец фильма и антракт минуток на 20-30. Сейчас будут выдержки из мини-рецензий моих друзей и моя целая. Которую я написал за эти 20 минут, ребята не дадут соврать*

Вердикт Кроля: я ставлю этому фильму 6\10, потому что этот сценарий сам не знает, о чем он. Поставила бы выше, т.к. форма реализации этого сценария мне пришлась по душе: атмосферность сеттинга; увлекательная, стильная анимация; чудесные Робин Райт и Кейтель и т.д. Правда, в анимационной части форма бьет железной кувалдой по содержанию и становится вещью в себе; и если кому-то интересно поискать отсылки к другим фильмам или историческим событиям, то я не настолько насмотрена и начитана, чтобы эти отсылки видеть - поэтому меня эта часть изрядно напрягла. Сюжет никуда не шел, а упражняться в этой Игре ради Игры я способна не была - фильм снят явно не для меня. Хотя снят прикольно.
Вердикт Имперса: Ключевых момента 2, вспышки света у пацана и разговор с доктором, который я чутка промухал, когда пытался шутить. Собственно, это и есть отправная точка. Пацан, можно сказать, прожил две жизни - свою, и матери. Толчком ли послужило то, что мать его перестала существовать как актриса, то ли еще что. Можно сказать, все остальное он вообразил, не случайно Робин Райт будто перестала существовать после оцифровки. Но самое забавное, что даже эта трактовка может не иметь ничего общего с действительностью. Потому что использование этого конгресса, всех этих вставок всего и вся, полностью погружает нас в бессознательное, где не существует ни времени, ни места, ни самое реальности.
Фильм, как Конгресс, или Вавилонская башня, вобрал в себя всё, всех и вся. Все жанры, все вещи, всё, что можно смешать и представить, драму, вымысел, реальность, трипы, будущее, но в итоге, в итоге, всё что ты видишь, чувствуешь, понимаешь и проживаешь - это отражение тебя в других людях, то, как ты воспринимаешь их через призму себя. Для экзистенциальной философии мысль может, и не новая, но для фильма, с известнейшими актерами, воплощенная изящно и довольно емко, это, конечно, зачёт. Без оценки.

Вердикт Алекса:
Фильм “Конгресс” израильского режиссёра Ари Фольмана в своё время нехило так обрадовал трейлером, да и та информация, которая просачивалась в интернет после премьеры в кинотеатрах, только добавляла ему вистов. Многие отмечали хорошую игру Робин Райт, качественную нестандартную анимацию или футуристическую ауру. И абсолютно все отмечали нестандартность фильма, его нелинейность во многих аспектах и способность вынести мозг даже подготовленному зрителю. Во многом, конечно, всё это правда, но на деле уже не новичок в мире большого кино Ари Фольман (номинация на Золотую пальмовую ветвь за “Вальс с Баширом”) раскидал по своей экранизации Лема довольно много подсказок, которые помогли мне понять фильм.

“Конгресс”, безусловно, о вечном. В ход идут сравнения и с “Бразилией”, и с “Симоной”, и с другими фильмами Гиллиама, и с Кубриком, и с поздним Маликом. Да режиссёр и сам не юлит – количество вполне осязаемых отсылок на разные культурные и художественные события здесь очень велико. Но тут встаёт вопрос – смог ли “Конгресс” при этом остаться чем-то уникальным? Не собранием сочинений, а цельным художественным произведением. И мой ответ – да.

Завязка фильма, которая длится 46 минут, даёт пищу для размышлений, простор для мысли. Представленные герои – все, за исключением Робин Райт и её семьи, кажется, уже продались дьяволу и мир катится туда, куда нам, современным людям, совсем не хотелось бы. Потрясает не только работа режиссёра, который чётко расставил приоритеты в зачине фильма и невероятно поработал над мизансценой, сделав фактически каждый кадр сочным и заманчивым, но ещё и работа художников-постановщиков. Как они сделали камеру для клонирования – это надо видеть! Плюс хорошая работа со светом и сепией. Цвет первой половины фильма – чёрный. Не тёмно-синий или какой-нибудь ещё, а именно чёрный. Цвет дыры, в которое помещается общество. И цвет, обозначающий болезни, одной из которых (скорая потеря слуха) болеет сын главной героини.

Основное действие фильма практически целиком – анимация. Причём её стиль меняется неоднократно. От примитивнейшей прорисовки неведомых зверушек, напоминающей Дисней прошлого века, до чётких фантасмагорических вещиц от современных студий анимации. Недаром над мультипликационной составляющей трудилось столько человек из разных стран мира! Цвет фильма, тем временем, меняется на красный. Цвет угрозы, опасности, ничуть не надежды. И по истечению первого часа фильма чёткая структура повествования распадается – начинаются сны-флэшбеки, переводы из одного мира в другой, параллельные реальности накладываются одна на другую. Это могло бы вызвать омерзение и нежелание дальше понимать режиссёрскую мысль, но непрекращающиеся отсылки и появление в сюжете нового цельного персонажа (очень похожего на Клайва Оуэна) позволяет удержать сюжет на плаву. Отдельное спасибо за всяческих звёзд, которыми начинено подсознание Робин Райт, главной героини. Уверен, если бы у каждого из нас было такое место в чертогах разума, его бы тоже населяли люди порядка Тома Круза, Майкла Джексона и Дэвида Боуи.

И, наконец, развязка. Снова реальный мир, который зритель может встретить как старуха у разбитого корыта – абсолютно не понимающим, что происходит. А происходит то, что несмотря на все передряги, на все кочки, которые судьба подготовила Робин Райт, она смогла остаться Человеком. Разум не сомневается в том, что в её поступках всегда была логика. И даже тогда, когда её, быть может, в качестве сэндвича уже съели в одной из параллельных реальностей (да-да, фильм преподносит и такое), в ней теплится надежда на встречу с сыном и на то, что у её детей всё будет хорошо. И если меня спросят о том, каким одним словом я охарактеризую фильм “Конгресс” – это будет именно надежда. Эта картина, в которой фантасмагория постоянно перекликается с антиутопией, изначально содержала много трактовок, некоторые из которых, вполне возможно, могут вызвать скрежет на зубах синефилов, однако развязка так плавно свела всё к вечному, что теперь всё окончательно запуталось. И распуталось одновременно. Фольман всё снял так, чтобы каждый мог выделить для себя главное. И особых претензий у меня к нему нет. Есть мелкие – к балансу анимационной части фильма и некоторым излишним эпизодам в ней, которые вряд ли бы одобрил Станислав Лем.

Оценка: 8 из 10.